Печать
Категория: Философская школа, 2019, №9
Просмотров: 261

Чернов С.В. Нуждается ли наша эпоха в возрождении идеи гениальности? // Философская школа. 2019, № 9

Аннотация. Настоящая статья предваряет тематический выпуск журнала «Философская школа», посвящённый проблемам гениальности. Автор актуализирует проблему возрождения идеи гениальности в современную эпоху культурного излома; определяет несколько смысловых сторон значимости исследования гениальности: культурологическую, общефилософскую, познавательную, воспитательную, просветительскую. В статье определяется теоретическая значимость и прикладное значение исследования гениальности. Ставится фундаментальная исследовательская задача по разработке антропологической концепции воспитания человека-созидателя. Проводится краткий аналитический разбор содержания тематического выпуска журнала «Проблемы гениальности».

Ключевые слова: возрождение идеи гениальности, эпоха культурного излома, глобалитско-буржуазно-потребительская идеология, духовный человек, вершинные образы-символы-типы человека, вершинная мера духовности, антропологическая концепция воспитания человека-созидателя.

 

Что посеет человек, то и пожнёт:

сеющий в плоть свою от плоти пожнёт тление,

а сеющий в дух от духа пожнёт жизнь вечную.

 Св. апостол Павел  (Гал. 6: 4–8)

 

Прошло более ста лет с того дня, как Н.А. Бердяев заявил в одной из своих статей: «Наша эпоха нуждается в возрождении самой идеи гениальности» (1909). С тех пор мир изменился не просто до неузнаваемости, – мир перешёл в принципиально новое измерение, координаты которого разворачиваются от следующих точек отсчета: цифровизация – технологизация – постмодернизм, присягнувших глобалистско-буржуазно-потребительской идеологии. Действительно, эти три фактора, по сути, изменили сами принципы человеческого бытия и тем самым посягнули и практически уже совсем вытравили из общественного сознания тот светлый образ человека, который нет-нет, но всё же давал о себе знать, являя себя в образах личности святого, пророка и гения, представляющих собой вершинные образы-символы-типы человека в его духовном бытии.

Более того, эти три доминанты (цифровизация – технологизация – постмодернизм) стали превалирующими принципами во всех сферах человеческой деятельности и, к сожалению, не просто затронули, а практически полностью захлестнули все без исключения сферы духовной жизни человека: культуру, философию, искусство, науку, образование, институты нравственности и даже религию, поскольку современность, похоже, «в своём существовании и функционировании не нуждается не только в Боге, но и в человеке…» [2, с. 255].

Современная эпоха – это эпоха торжества глобалистско-буржуазно-потребительской идеологии, направленной на разжигание низко-примитивных устремлений человека к власти, на удовлетворение преимущественно корыстных мотивов и на формирование потребительской психологии массового человека; это эпоха экологических, техногенных и иных катастроф, нещадно выжигающих нашу планету; это эпоха вырождения духовной культуры, уничтожающая на своём пути ростки провиденциальности, святости и гениальности и искажающая до неузнаваемости  божественный образ человека. Вспомним, что о наступлении этой эпохи предупреждал в своё время гениальный Бердяев: «Мир должен вернуться к древним преданиям духовного познания, священного гнозиса. Иначе тьма охватит мир» [1, с.174]. Поистине, мы живём в эпоху культурного излома, когда мир погружается в беспросветную духовную тьму и потому эта наша эпоха ещё в большей мере нуждается  «в возрождении самой идеи гениальности».

Мы не сомневаемся, что возрождение идеи гениальности является, если и недостаточным, но крайне необходимым фактором для пробуждения в человеке его настоящей онтологической духовной природы[1], потому что сам гений и есть одна из форм проявления в человеке вершинной меры духовности – высшего порядка бытия.

Совсем другое – это массовый человек – прямая противоположность духовному онтологическому человеку. Здесь «массовый человек» понимается в тех его признаках, в которых этот человеческий тип был представлен Хосе Ортегой-и-Гассетом в его труде «Восстание масс» (1928)[2]. Автор называет массового человека воплощённой посредственностью, взбесившимся дикарём, варваром, первобытным, по сути, человеком «внезапно всплывшим со дна цивилизации». Причём, самыми неприятными качествами этого нового варвара являются «чувство собственного превосходства», что повелевает этому человеку «не подвергать свои взгляды сомнению и не считаться ни с кем», а также его привычка «вмешиваться во всё, навязывая свою убогость бесцеремонно, безоглядно и безоговорочно» [3, с.78-79, 91-92].

Массовый человек, варвар современной эпохи, – это порождение глобальной буржуазно-потребительской идеологии и её инструментов: цифровизации, технологизации, постмодернизма, – проявляет себя буквально во всех сферах. Возьмём, например, образование.  Сегодня родители учеников учат учителей, как и чему, учить детей. В итоге массированного давления на систему образования оцифрованной и технологизированной серой массы, утерявших духовные ориентиры, потребителей, выступающих как потребители и в отношении учительского труда, школа остаётся без самых лучших своих учителей, потому что по закону структуры [9, с.13-21] прежде всего выдавливаются самые умные, самые нравственные, самые талантливые.

Чем же здесь может помочь обращение к идее гениальности? А тем, что гений (дух, лат.) – это и есть та исконная от сотворения составляющая трёх-ипостасной человеческой природы (дух – душа – плоть), которую нужно лелеять, растить и воспитывать любому человеку, предпочитая развивать в себе волю к гениальности и подавляя тем самым волю к бездарности. И в этом человеку могут помочь именно гениальные люди примерами своего беззаветного и бескорыстного созидательно-творческого труда [7, 8]. Таким образом, налицо просветительская и воспитательная значимость исследования и познания гениальности. Ведь лучшие образцы воспитания мы видим тогда, когда личность формируется и воспитывается на достойных подражания примерах, – на примерах высшей нравственности, глубокой провиденциальности, исключительной творческости, – на образах святых, пророков и гениев.

Блез Паскаль утверждал, что источником всех побуждений человека с одной стороны является корыстолюбие, а с другой – человеколюбие. Так вот, доминирующая ныне глобалистская буржуазно-потребительская идеология, массированно культивируя первое, безжалостно уничтожает второе. И здравомыслящие философы бьют тревогу: «В наше парадоксальное время, – пишет В.Н. Порус, – сильны тенденции выдавать кризисные состояния культуры за естественные этапы её развития. Собственно, такие тенденции и являются признаками и последствиями кризиса. Когда больной теряет способность различать болезнь и здоровье, это означает, что болезнь зашла слишком далеко. Тогда ненормальность и уродство предстают как новая норма и новая красота, извращение – как творческий изыск, произвол – как свобода, пресыщенность и скука – как утончённое наслаждение. Многие современные мыслители с энергией, достойной лучшего применения, провозвещают наступление “посткультуры” как желанной эры, опрокидывают ценностные “вертикали”, подыгрывают вульгарному “эгалитаризму”, ставящему на одну доску гениальность и капризную посредственность, призвание и самозванство» [4, с. 32].

Несомненно, что в этих кризисных, критических условиях, в которых пребывает современная культура, исследование гениальности, как особого вершинного свойства-состояния человеческого духа, имеет не только собственно научную значимость, но и должно выступить в качестве мощного охранительного, защищающего, оберегающего фактора для духовной культуры человеческого рода; исследования человеческого гения призваны остро оппонировать «современному философскому декадансу», и выступать мощной охранительной силой против засилья и торжества глобалистской буржуазно-потребительской идеологии.

Таким образом, сегодня, когда необычайно актуализируются все направления человеческой мысли, где объектом является собственно человеческое бытие [см. напр.: 5], мы, наконец, начинаем понимать, что только духовное и нравственное преображение человека посредством созидательно-творческого труда и всепобеждающей любви, только оно и ничто другое, может помочь человеку залечить язвы этого безумного мира, выстроенного его собственными усилиями.

Итак, подводя итоги сказанному, мы утверждаем, что интерес к вопросу о гениальности человека – это интерес отнюдь не праздный, поскольку здесь можно обнаружить сразу несколько смысловых сторон значимости: культурологическую, общефилософскую, познавательную, воспитательную.

Культурологическое значение. Культурно-исторический анализ гениальности позволит актуализировать исследование гениальности для целей восстановления целостного образа человека в противовес постмодернистским тенденциям в философии, науке и культуре, порождающим фрагментарность представлений о человеке и разрывающим на лоскуты его целостный образ.

Общефилософское значение. Если важнейшая задача философии, по словам С.Н. Трубецкого, «состоит в возможно конкретном познании идеала и указании пути к его осуществлению» [6, с. 546], то исследование гениальности позволит обнаружить новые смыслы в постижении человека как особого рода сущего, а сама гениальность, как изначальная духовная сущность (как сущее в своём бытии) окажется ключом, отмыкающим тайну трансцендентной (божественной) природы человека.

Познавательное значение. Склонность человека к познанию – важнейший стимул человеческого развития, человек стремится к познанию истины не только в наличной действительности, но и в трансценденции, где тайна человеческого гения (его природы, его сущности, смысла его бытия),  и сама идея гениальности должны занимать одно из центральных мест.

Воспитательное значение. Поскольку человек воспитывается преимущественно на достойных подражания примерах, то изучение духовной жизни гениальных людей разных времён и народов представляет собой настоящую школу созидающего творчества и нравственного совершенствования для людей, нацеленных на саморазвитие, самовоспитание и самоактуализацию.

Сказанное не только подтверждает актуальность возрождения самой идеи гениальности в эту нашу непростую эпоху культурного излома, но и определяет как теоретическую значимость, так и практическое значение разработки проблемы гениальности и исследование человеческого гения с философских и научных позиций.

Теоретическая значимость исследования гениальности заключается в следующем:

– во-первых, в постижении природы человека в существе его гениальности;

–во-вторых, в раскрытии закономерностей, стратегий и механизмов  созидательно-творческой деятельности человека;

– в-третьих, исследование гениальности имеет огромное прикладное значение (к сожалению ещё недостаточно осознанное) для построения антропологической теории воспитания человека-созидателя.

Хотелось бы надеяться, что настоящий тематический выпуск журнала «Философская школа», посвящённый проблемам гениальности, внесёт свой ощутимый вклад в понимание тех процессов, которые происходят сегодня в мире, и подтвердит актуальность, значимость и своевременность возрождения возвышенной и прекрасной идеи гениальности. Во всяком случае, тот факт, что, несмотря на значительные трудности, тематический выпуск журнала «Философская школа» по теме «ПРОБЛЕМЫ ГЕНИАЛЬНОСТИ» сегодня выходит из печати, говорит о том, что сама идея гениальности действительно возрождается в эту нашу очень непростую эпоху культурного излома.

Настоящая статья не имеет целью проведение полного содержательного анализа материалов, представленных в этом выпуске, но поскольку она его предваряет, то скажем несколько слов об его авторах и его содержании.

В создании тематического выпуска «ПРОБЛЕМЫ ГЕНИАЛЬНОСТИ» приняли участие специалисты в области философии, культурологии, медицины, истории, социологии, психологии из научных и образовательных организаций и учреждений культуры городов Москва, Казань, Оренбург, Пермь, Подольск, Саратов. Очень радует тот факт, что в создании выпуска приняли участие действительно заинтересованные авторы, представившие собственную точку зрения, оригинальные исследовательские разработки, вопросы для всестороннего обсуждения и задел для познавательной рефлексии этого загадочного и редчайшего в истории человеческого рода явления гениальности.

Подборка статей, здесь представленных, решает, на наш взгляд, три важнейшие задачи. Во-первых, показывает многоаспектный и фундаментальный характер проблемы гениальности как таковой, поскольку отражает онтологические, культурно-исторические, трансцендентальные, психологические и социологические  аспекты гениальности. Во-вторых, актуализирует исследование гениальности с точки зрения её природы и сущности, структуры и содержания и, что немаловажно, развивает саму идею гениальности. В-третьих, содержание настоящего выпуска журнала подтверждает важнейшую идею о том, что исследование гениальности как проблемы, как идеи и как явления имеет немаловажное (а возможно ключевое) значение для дальнейшего развития гуманитарного знания в целом в эту нашу современную эпоху культурного излома.

Список литературы

  1. Бердяев Н.А. Основы религиозной философии // Вестник русского христианского движения. Париж – Нью-Йорк – Москва. – № 192, I–2007 же. – С.169-164.
  2. Межуев В.М. Выступление на заседании клуба «Свободное слово» // Свободное слово. Интеллектуальная хроника. Альманах-2002. М., 2003.
  3. Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс: Сб.: Пер. с исп. / Х. Ортега-и-Гассет. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. – 509 с.
  4. Порус В.Н. У края культуры (философские очерки). – М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2009. – С.464 с. – С.32.
  5. Новое в науках о человеке: К 85-летию со дня рождения академика И.Т. Фролова. – М.: ЛЕНАНД, 2015. – 432 с.
  6. Трубецкой С.Н. О природе человеческого сознания // Трубецкой С.Н. Сочинения / Сост., ред. и вступ. Статья П.П. Гайденко. – М.: Мысль, 1994.. – С.546. – С.483-593.
  7. Чернов С.В. Образ личности гения. Искатели совершенства // Философская школа. – 2017. – № 2. – С. 72-105. DOI: 10.24411/2541-7673-2017-00020.
  8. Чернов С.В. История гениальности в России. Книга первая. Университет всея Руси. Монография. – М.: Издательство Института Непрерывного Профессионального Образования, 2017. – 422 с. – (Серия «Ломоносовский проект»). 
  9. Чернов С.В. Божественное и человеческое // Философская школа – 2018. – №3. – С.8-41. DOI: 10.24411/2541-7673-2018-00001.

 

[1] И это наше убеждение основывается на результатах собственных исследований (С.В. Чернов, 2008-2019).

[2] Здесь следует отметить, что ещё в самом начале XX века, русский писатель-мыслитель Д.С. Мережковский представил в одной из своих статей образ грядущего Хама, который во многом являет собой прообраз массового человека Ортеги-и-Гассета.

 

Источник: Чернов С. В. Нуждается ли наша эпоха в возрождении идеи гениальности?  //  Философская школа. – № 9. – 2019.  – С. 10–14. DOI.: 10.24411/2541-7673-2019-10924