Печать
Категория: Философская школа, 2019, №8
Просмотров: 320

Аннотация. В данной статье предлагаются новые точки развития социологии с позиции междисциплинарного взгляда и возможностей молодого поколения исследователей, родившихся в 1990-2000 гг. и заставших пик развития компьютеризации и информатизации российского общества в 2010 г., которые позволят социологии как системе продолжить эволюционирование, благодаря своевременной адаптации к новым условиям и возможностям. Впервые в современной отечественной социологии предлагается начать рассматривать социум как совокупность факторов, способствующих развитию личностных свойств индивидов (качеств характера), а социально-политические условия жизни в стране как систематическое, воспитательное воздействие, имеющее продолжительность в целую жизнь. Также впервые предлагается разработать более сложную, детализированную систему анализа социальных страт индивидов, содержащую не 3-5 социальных уровней (например, «рабочие», «средний класс», «капиталисты»), а до 100 социальных уровней, которая будет базироваться на количественном и качественном видах анализа больших данных, пришедших в российскую социологию вместе с появлением Интернета.

Ключевые слова: проблемы социологии, перспективы социологии, информационные технологии, иерархия индивидов, морально-нравственный диагноз, новые формы коммуникации, адаптация социологии к капитализму, И.М. Валлерстайн, М. Вебер, Ф.У. Тейлор.

Поскольку одним из негласных факторов существования науки, как и любой другой системы, является регулярное движение вперед, то на каждом новом отрезке ее развития требуются идеи, которые будут представлять образ данного движения. Поэтому, в рамках настоящей статьи, будет сформулирована некоторая система образов, которая могла бы послужить развитию современной отечественной социологии в условиях информационно-технологической эпохи.

В данной статье будут приведены идеи, которые могут послужить основой для разрешения следующих кризисных тенденций в социологии:

– низкая интеграция социологии с информационными технологиями и более сложными инструментами статистической обработки данных. И. Валлерстайн, американский социолог, исследователь тенденций развития социологии, фокусирует внимание в монографии «Конец знакомого мира: Социология XXI века» на важности открытости науки к взаимодействию с др. дисциплинами: «Путь эмпирической науки на деле оказался менее демократическим, чем можно было предположить. Вскоре возник вопрос о том, кто способен рассудить спор между соперничающими искателями истины. Ученые отвечали, что это право может принадлежать исключительно научному сообществу. Но коль скоро научное знание с неизбежностью и необратимостью становилось все более специализированным, оказывалось, что лишь узкие сообщества ученых (представлявшие отдельные дисциплины) считались частью той широкой группы, которая была «уполномочена» определять истинность научного знания. Однако эти сообщества были столь же замкнутыми, как и круг философов, ранее считавших себя вправе судить о способностях друг друга проникать в суть естественного закона или законов природы» [1, с.251];

– отсутствие новой стратегии исследований и грамотной интерпретации данных, получаемых в ходе изучения деятельности индивидов в Интернете как главном поле коммуникации в эпоху информатизации общества (реляционная социология). «Несмотря на то, что сетевые формы организации индивидуальных связей всегда были характерны для социальных общностей, именно на современном этапе, благодаря развитию транспортной инфраструктуры, телефонных сетей и Интернета, сеть стала новым понятием для описания общества. В современной социологии получил распространение «сетевой подход» как комплекс теоретико-методологических направлений, объединенных использованием понятия сети для объяснения социальных явлений, - который, по мнению многих исследователей, выступает одним из наиболее продуктивных, поскольку имеет потенциал для решения существующих проблем и ответа на возникающие задачи современной социологии» [11, с.4];

– низкая приспособленность инструментария социологии и получаемых в ходе исследовательской работы результатов к условиям развития капиталистического общества. Д.В. Иванов, проф., д. соц. н., чтобы обратить внимание исследователей на данную кризисную тенденцию, вводит понятие «глэм-наука»: «Кризис внимания социологи ощущают, но свои ощущения осознают на языке дисциплины. В результате, профессиональное сообщество живет в ситуации кризиса внимания, обусловленного неактуальностью социальных наук, а переживает “парадигмальный кризис”, связываемый с множественностью теоретико-методологических позиций и подходов, воспринимаемой как угроза научному статусу дисциплины. Но многочисленные попытки разрешить этот “кризис” и тем улучшить положение дисциплины лишь усугубляют ситуацию, и социология превращается в генератор вечных проблем (курсив автора цитаты. – Р.М.): “структуры или действия”, “макросоциология или микросоциология”, “количественные методы или качественные методы”, “фундаментальное знание или прикладное знание”. На этом фоне глэм-наука (наука, адаптированная к капиталистическому обществу. – Р.М.) выступает как поставщик актуальных решений (курсив автора цитаты. – Р.М.)» [5, с.145];

– рассмотрение социальных фактов только посредством «сухой» констатации фактов без упора на морально-нравственные идеалы, важность которых из века в век педалируется множеством философов. «Классические гуманитарные науки стремились отказаться от ряда оценок “блага и совершенства” на том основании, что видимые различия в этих оценках отражали лишь неразвитость чувства вкуса у их авторов» [1, с.254];

– отсутствие более полной иерархической структуры строения общества, базирующейся не на 3-5 стратах, а на большем количестве страт, информацию о которых позволяют собирать и детализировать, в частности, современные информационные технологии (IT). «Можно исходить также из понимания того, что многообразие моделей человеческого поведения собственно и является полем нашего (социологического. – Р.М.) исследования, и потому к оценке возможного можно подойти, лишь отбросив наши представления об универсальном» [там же, с.256];

– низкая интеграция социологии с психологией и как следствие отсутствие систем тестирований, ориентированных на определение объективного уровня развития индивида и его объективной, а не субъективной ценности для социума.

 

Сегментация индивидуальных предпочтений
по критерию мотивации к научному творчеству

 

Наука в Российской Федерации не занимает первых строк в списке распределения государственного бюджета и финансируется преимущественно «по остаточному принципу», особенно в части фундаментальных исследований [3, с.98].

Поскольку деятели наук, в частности гуманитарных, финансируются преимущественно в размере примерно от 1 до 2,5 размеров прожиточного минимума, то это создает условия низкой привлекательности науки в глазах студентов, будущего поколения ученых. Согласно пирамиде А.Г. Маслоу, чем выше в «пирамиде» уровень потребности индивида, тем больше для ее реализации требуется закрытие потребностей на всех предыдущих, нижележащих уровнях [12, с.61]. В рамках рассматриваемого примера, это означает, что, чем ниже потенциальный размер оплаты ученого, тем ниже у молодого представителя науки есть желание и физическая возможность посвящать себя познанию и тем более героически ему требуется прожить жизнь, чтобы постигать науку, несмотря на высокую вероятность возможности оказаться за чертой бедности.

Поэтому и новаторские идеи, способствующие развитию конкретной области науки в России, более всего, будут представлять интерес преимущественно для тех, кто имеет естественную и неутолимую жажду знаний, мало зависимую от риска быть непонятым другими членами общества и коллегами по научной деятельности.

Примечательно, что имеется взаимосвязь между ученой степенью индивида и степенью участия в инновационных образовательных программах. Так, было установлено, что активное участие в инновационной образовательной деятельности принимают 18,5% индивидов без ученой степени, 44,2% кандидатов наук и 81% докторов наук [3, с.68]. получается, что стремление к новаторству во многом зависит не только от желания индивида, но также и от имеющихся у него знаний в той предметной области, в которой он потенциально может совершить открытие.

Стоит отметить, что данная статистика также коррелирует с наблюдениями Ф.У. Тейлора, одного из отцов-основателей современного менеджмента, исходя из которых лучшие работники в коллективах, как правило, составляют собой меньшинство (соотношение докторов наук ко всем индивидам, имеющим ученую степень, составляет 25,24% на 2017 г. [19]. – Р.М.), но при этом их уровень квалификации предоставляет большой потенциал для того, чтобы поспособствовать значительному движению организации вперед.

Рассуждая о генезисе свойства новаторства, присущем профессионалам в своей области деятельности, Ф.У. Тейлор писал: «Высококвалифицированный механик, делающий каждый день нового рода работу, нуждается для того, чтобы выполнять ее каждый раз в наикратчайший срок, кроме основательного усвоения искусства резать металлы, еще и в обширных знаниях и опыте в отношении наиболее быстрого способа производства ручной работы каждого данного рода» [17, с.77]. Автор говорит о появлении «огромных возможностей в области изобретения новых более быстрых методов производства всякого рода ручной работы, которые открываются перед всяким рабочим-профессионалом, поскольку он пользуется помощью администрации, основанной на научном изучении времени и рабочих движений в области его специальности» [там же, с.77].

 

Уровень детализации и степени
искаженности знаний об объекте

 

В современной отечественной социологии наблюдается следующая тенденция, которая наблюдалась и во всех предыдущие столетия: чем ниже уровень научной работы, тем больше в ней наблюдается поверхностный анализ объекта. Тогда как, наоборот, чем выше уровень научной работы, тем более она изобилует деталями и нюансами об объекте, часть которых в научной среде достигает заслуженного уровня «научной новизны» [15]. Чтобы проиллюстрировать данное утверждение, достаточно сравнить курсовую работу социолога-первокурсника, пришедшего обучаться на факультет лишь вследствие достаточного количества баллов для поступления, и монографию доктора социологических наук, каждое слово в содержании которой прошло проверку временем, стажем работы, и суровым, пристально-педантичным взглядом рецензентов.

Причем стоит отметить, что степень детализации проявляется не только в объеме знаний об объекте, позволяющем рассуждать о нем более-менее точно, но также в используемых методах обработки первичных данных. В частности, даже работы докторов социологических наук не всегда базируются на сложных методах статистической обработки информации. Тогда как, на наш взгляд, более точное знание об объекте способны дать не только частотные распределения данных, представляющие начальный уровень владения аналитическим инструментарием, но и их синтез с другими методами обработки информации, такими как поиск корреляции [6], построение регрессионных моделей и т.д.

 

Овладение информационными технологиями,
использование их в науке

 

Ученым-социологам до начала XXI в. при поиске информации приходилось опираться преимущественно на качественные методы (контент-анализ, глубинное интервью и др.) или количественный методы (массовый опрос) сбора данных. Тогда как начало XXI в. значительно расширило количество имеющихся первичных данных, чему, исходя из наблюдений, значительно способствовали следующие факторы:

массовая информатизация общества, позволившая накапливать первичные данные о поведении пользователей прямо в режиме онлайн через Интернет, поскольку многие из индивидов начали использовать информационные технологии для повседневной коммуникации в семье или на работе;

расширение культурных границ и стандартизация языка, которые поспособствовали тому, что результаты научных исследований стали открыто публиковаться в Интернете, доступ до которых теперь возможен из любой точки мира при наличии знания международного языка – английского.

Вышеупомянутые факторы позволили начать говорить о необходимости изменения исследовательской стратегии поведения. В условиях российских реалий становится важно не столько умение собирать первичные данные, сколько уметь анализировать большие массивы уже готовых первичных данных, ежедневно собираемых тысячами ученых по всему миру, и грамотно интерпретировать их.

Информационные технологии, на наш взгляд, также должны способствовать автоматизации рутинных, ручных процессов и внедрению в исследовательскую практику принципа Ф.У. Тейлора [9]. Речь идет о принципе рационального расходования ресурсов посредством ведения хронометража действий исследователя на компьютере и экономии времени на оптимизации слишком  продолжительных операций. Информационные технологии позволяют реализовать этот принцип.

Также в преподавательской среде, причем не только в сообществе социологов, имеется проблема бюрократического характера, связанная с документооборотом и заполнением форм отчетности. Помимо того, что данная деятельность отнимает большое количество исследовательского времени, которое могло быть направлено на занятия фундаментальной наукой, она также не учитывается при ежемесячной оплате труда специалистов. Это ставит вопрос о создании готовых компьютерных шаблонов, которые будут минимизировать время, требующееся на отчетность, а также вести хронометраж того, сколько времени преподаватель потратил на заполнение документации (как правило, социологи занимаются не только прикладными исследованиями в «поле», но и преподавательской деятельностью в институте).

 

Изучение и всесторонний анализ новых форм
коммуникации между индивидами

 

С появлением Интернета начали появляться не только новые аналитические инструменты, но и новые формы коммуникации между индивидами:

– электронная переписка;

– отправка голосовых сообщений;

– общение по видеосвязи;

– использование искусственного языка общения, т.н. «эмодзи» [8].

Однако стоит сказать, что с появлением новых форм коммуникации индивидов практически не изменились сами принципы общения индивидов друг с другом. Например, индивиды по-прежнему предпочитают общаться с себе подобными. Единицей анализа при углублении в анализ Интернет-среды должно стать письменное слово, которое индивиды используют в любом допускающем это месте, начиная с социальных сетей, продолжая комментариями к постам (как способ публичного выражения своего отношения к тому или иному социальному явлению), заканчивая различными, тематическими Интернет-форумами. При этом становится крайне актуален и необходим контент-анализ.

Помимо анализа текста, требуется анализировать личные фотографии пользователей, стремясь тем самым ответить на вопрос, почему индивид выбирает именно эту стратегию самопрезентации в Интернете, выраженную совокупностью определенного количества, качества и характера фотографий, а не какую-либо еще. Требуется изучение голосовых сообщений индивидов, фиксация продолжительности времени между их отправками,  уместность их чередования с текстовыми сообщениями, определение роли интонации голоса на протяжении всего сообщения и степень ее воздействия на слушателя по другую сторону электронного устройства.

 

Адаптация социологии к глобализации
российского общества

 

Одной из наиболее острых проблем развития социологии в России является то, что наука имеет мало точек соприкосновения с решением актуальных, прикладных общества. Вследствие этого престиж социологии в глазах молодых ученых падает, и они стремятся переходить либо в коммерческую сферу, либо заниматься чем-либо еще, более необходимым для общества (с позиции их видения).

Здесь речь идет о том, что представителей социологического склада ума воспринимают как «гуманитариев», ценность которых не совсем ясна, а если ясна, то имеет более низкий приоритет относительно всех других направлений деятельности в условиях капиталистической модели общества.

Поскольку одним из факторов продолжительного существования элементов в обществе является конкурентоспособность [4] социальных элементов (отдельных индивидов, профессиональных групп и др.), то имеется потребность адаптировать методы, используемые в социологии, к решению задач внутри малых коллективов, чаще всего, представленных в российском обществе в виде малых предприятий. Имеется необходимость в том, чтобы сделать социологические исследования более «конкурентоспособными», то есть выстраивать их реализацию так, чтобы результат был оправдан. На наш взгляд, достижение этой цели возможно благодаря фиксации результатов в формате «до-после», когда социологические коллективы или отдельные исследователи стремятся количественно фиксировать все то, что происходило внутри коллективов до их прихода в него и после (качественные и количественные показатели улучшений).

Возможно, стоит перенять в этом отношении часть идей от упомянутого ранее Ф.У. Тейлора, который стремился повсеместно вести хронометраж действий сотрудников, собирая любые доступные сведения и систематизируя их, впоследствии выделяя главное и усиливая его, благодаря чему ему удавалось повышать эффективность компаний в 2-4 раза. Приведем пример из его работы, иллюстрирующий данную мысль: «В результате дальнейшего изучения вопроса (вопроса, как повысить эффективность кладки кирпича. – Р.М.) было установлено, что немедленно после выгрузки кирпича из телег и перед тем, как доставить его каменщикам, должна производиться тщательная сортировка его специальным рабочим. После этого, кирпичи кладутся своей наиболее гладкой поверхностью на простую деревянную доску, устроенную так, чтобы позволить каменщику брать каждый отдельный кирпич с наибольшей скоростью и наиболее удобным для себя образом. Таким образом, каменщик избавляется от необходимости поворачивать кирпич перед глазами каждой стороной и каждым концом для того, чтобы рассмотреть его перед тем, как уложить. Он сберегает тем самым время, затрачиваемое им на то, чтобы решить, каким краем и каким концом лучше всего положить кирпич так, чтобы он приходился с внешней стороны стены. В большинстве случаев, он сберегает также и время, затрачиваемое на то, чтобы доставать отдельные кирпичи из беспорядочной кучи, лежащей на лесах. Упорядоченные стопки кирпичей (так м-р Джильбрет называет свои нагруженные кирпичами деревянные доски) устанавливаются подручным рабочим в надлежащем положении на передвижной платформе в непосредственной близости к шайке с раствором цемента» [17, с.53].

Почему специалисты отдела кадров, тоже «гуманитарии», нужны практически в любой организации, в том числе в небольшой, а социологи, которые способны подходить к любой решаемой задаче с использованием научного, а, значит, более высокотехнологичного подхода, воспринимаются, в основном, как представители статьи «лишних расходов»?

В связи с приведенными аргументами, на наш взгляд, социология должна доказать, начиная с освоения небольших «полей» и переходя к более крупным, что именно внедрение научного подхода ведения дел позволит повысить международную конкурентоспособность России и человеческий капитал жителей страны, а также реализировать идею, зафиксированную в серии национальных проектов [14] президентом России, В.В. Путиным, от 7 января 2018 г.

 

Постановка морально-нравственного
диагноза обществу

 

На научных, социологических конференциях, впрочем как и на студенческих, университетских докладах, чаще всего, результаты социологических исследований озвучиваются, как есть, без дополнительных комментариев и выражения точек зрения самих исследователей.

Безусловно, мы ценим научную традицию безличностного изложения материалов. Однако крайне важно не путать безличностный подход с подходом безответственным. Социолог, подобно философу, должен не просто публично оглашать результаты, «сухие факты». Он должен иметь ориентиры того, каким общество должно быть на основе ретроспективного анализа опыта развития множества стран; должен досконально знать, что ведет общество к эволюции, а что к деградации; и должен на основе знаний выносить объективное заключение об морально-нравственном уровне развития общества.

Примером иллюстрации настоящей идеи служит статистика Росстата, согласно которой более 50% браков не только в России, но и в мире распадаются [18]. Озвучивать подобное на публичных конференциях, не добавляя при этом, что данный факт свидетельствует о деградации граждан, о падении их ответственности за других, прикрывая данное явление всевозможными политкорректными терминами о мнимой «свободе жизни», поскольку как социологи мы знаем, что индивид ограничен законами, уровнем дохода, уровнем социального статуса членов семьи и множеством других факторов, равносильно тому, как если спасатель МЧС, наблюдая за потоплением судна, будет сухо констатировать, что сегодня на одно судно в стране становится меньше.

Мышление носителей социологического знания должно базироваться не только на высоком профессионализме, но и на высоких морально-нравственных законах, например, которые были описаны немецким философом И. Кантом: «Еще больше чем все предыдущее (написанное философом до начала главы, из которой взята цитата. – Р.М.) говорит нам тот факт, что некоторые познания покидают поприще всякого возможного опыта и с помощью понятий, для которых в опыте нигде не может быть дан соответствующий объект, по-видимому, расширяют сферу наших суждений за пределы всякого опыта.

  Именно к области этих последних знаний, которые выходят за границы чувственного мира и не могут пользоваться руководством и проверкой опыта, относятся исследования нашего разума, считаемые нами по их важности более значительными и по их конечной цели более возвышенными, чем все, чему рассудок может научиться в области явлений. Мы готовы пойти на что угодно, даже с риском заблудиться, чем оставить такие важные исследования вследствие какого-либо сомнения или из пренебрежения и равнодушия к ним. Эти неизбежные проблемы самого чистого разума суть Бог, свобода и бессмертие. Наука, стремящаяся с помощью всех своих построений добиться в [конечном итоге] исключительно лишь разрешения этих задач, называется метафизикой; ее метод вначале имеет догматический характер в том смысле, что она уверенно берется [за эту задачу] без предварительного испытания способности или неспособности разума выполнить такое великое предприятие» [7, с.56].

К морально-нравственному подходу в интерпретации социальных фактов следует приобщать уже внутри одного из основных базовых социальных институтов, формирующих «ячейки общества», – института образования. С.В. Чернов, рассматривая важность развития не только интеллекта, но и морально-нравственных качеств у индивидов, приходит к следующему выводу: «Вспомним ещё раз, что философы-просветители придавали огромное значение развитию человеческого разума и этической составляющей человека. Они считали, что всеобщее просвещение сделает человека не только более разумным, но и более добродетельным. Но так ли это на самом деле? Разве не приходилось вам встречаться с высокообразованными мерзавцами, равно как с малообразованными порядочными людьми? Может быть роль и значение всеобщего образования преувеличены?» [20].

 

Сбор и систематизация данных об иерархических
уровнях развития индивидов

 

Социология до момента появления 6-томного труда, в составе которого «Дух позитивной философии» О. Конта (1844 г.) [10], родоначальника социологии как самостоятельной науки, накопила некоторый объем как количественных (например, результаты опросов), так и качественных данных (например, транскрипты интервью, результаты контент-анализа и др.), систематизация которых могла бы позволить подробно описать каждый уровень развития индивидов, поскольку в основе всякого общества лежит иерархическая структура, где каждый элемент данной иерархии способен стать описанным с помощью элементов, окружающих его жизненных обстоятельств, систематически оказывающих влияние на последнего.

Стоит подчеркнуть, что речь здесь идет не о 3-5 уровнях (стратах), которыми, чаще всего, ограничиваются теоретические труды множества ученых, а об описании значительно большего количества уровней, что становится возможным благодаря накоплению больших баз социальных данных и использованию IT-технологий для их статистической обработки. То есть социологии с ее богатым, примерно 190-летним массивом данных как о внешней, так и о внутренней сторонах жизни индивидов по силам решение задачи, предполагающей разработку более комплексной классификации разделения индивидов в обществе на уровни, в которой, скорее всего, примет участие не одно поколение ученых – столь масштабна и велика задача детализации уровней развития индивидов.

В связи с этим, социология также способна разработать новый инструментарий для одной из своих «гуманитарных коллег», психологии, поскольку на пересечении знаний двух данных наук предстоит появиться качественно новому методу тестирований: «тестирование на определение социально-иерархической значимости индивида для общества, на определение уровня развития». Если большинство психологических тестов прошлого были ориентированы на выявление субъективных характеристик индивида, мало сопоставляемых со внешней средой, способствующих, с одной стороны, его самопознанию, с другой стороны, его самовосхвалению, то тестирование, разработанное на стыке пересечения социологии и психологии должно определять истинную полезность индивида для общества и половину вопросов базировать не на субъективных мнениях индивида о самом себе, а на анализе объективных обстоятельств его жизни, в которых тот обитает как в справедливом, зеркальном отражении того, на что он действительно способен, и которые отражают истинный уровень полезности последнего для общества и заслуженность занимаемого социального положения.

 

Социум как система факторов для формирования
субъективных свойств индивида

 

В классической, российской социологии нет ни одной фундаментальной теории, в которой общество рассматривалось бы как совокупность жизненных условий, при участии в которых на индивида регулярно оказывается тот или иной вид воспитательного воздействия (получаемого от родителей, социальных институтов, директоров, рабочих коллективов и т.д.).

В органицизме Г. Спенсера индивид есть часть социального организма: «Мы переходим теперь к последней из тех трех видов Эволюции, которые были указаны в “Основных Началах”: Неорганическая, Органическая и Над-Органическая. Над-Органическая Эволюция может подходящим образом быть отделена от органической включением в нее всех тех процессов и продуктов, которые предполагают координированную деятельность многих индивидов. <...> Влияния, оказываемые обществом на природу своих единиц, и влияния единиц на природу общества постоянно кооперируют друг с другом в производстве новых элементов. По мере того как общества увеличиваются в объеме и строении, они производят глубокие изменения друг у друга, то путем военных столкновений, то путем промышленных отношений» [16, с.252-253].

В структурном функционализме Р. Мертона индивид – носитель функций, необходимых для жизнеобеспечения социальной системы: «Возникнув отчасти на основе сугубо математического смысла этого термина (речь идет о термине “функция”. – Р.М.), данное словоупотребление чаще всего явно заимствуется из биологических наук, где термин “функция” относится к “жизненно важным или органическим процессам, рассматриваемым в том отношении, в котором они способствуют поддержанию жизнедеятельности организма”. С поправкой на изучение человеческого общества это довольно близко к ключевому понятию функции, принятому антропологами-функционалистами, теми, кто исключительно или отчасти занимается функциональным анализом» [13, с.108].

Таким образом, нет ни одной теории, где социум воспринимался бы подобно военному полигону, где апробируется и создается посредством обращения к силе воли все то лучшее, на что способен индивид. На наш взгляд, это большое упущение, которое ведет к тому, что внимание социологов чрезмерно обращается на социально-демографические характеристики (пол, возраст, национальность, уровень дохода индивида и т.п.), но только не на личностные, субъективные свойства (качества характера) индивида, которые и составляют его истинный, жизненный актив.

В «понимающей социологии» М. Вебера утверждается, что индивид есть единица, наделяющая социальные факты определенным социальным смыслом и что социолог должен исследовать причины, по которым один и тот же социальный факт разными индивидами наделяется разным смыслом.

«В поведении (Verhalten) людей (“внешнем” и “внутреннем”) обнаруживаются, как н в любом процессе, связи и регулярность. Только человеческому поведению присущи, во всяком случае полностью, такие связи ни регулярность, которые могут быть понятно истолкованы. Полученное посредством истолкования “понимание” поведения людей содержит специфическую, весьма различную по своей степени качественную “очевидность”. Тот факт, что толкование обладает такой “очевидностью” в особенно высокой степени, сам по себе отнюдь не свидетельствует об его эмпирической значимости. Ибо одинаковое по своим внешним свойствам и по своему результату поведение может основываться на самых различных констелляциях мотивов, наиболее понятная и очевидная из которых отнюдь не всегда является определяющей. “Понимание” связи всегда надлежит – насколько это возможно – подвергать контролю с помощью обычных методов каузального сведения. прежде чем принять пусть даже самое очевидное толкование в качестве значимого “понятного объяснения”» [2, с.495].

Требуется дополнить данную теорию, задавшись вопросом – как меняется отношение  индивидов к социальному факту, в зависимости от их уровней развития – поскольку то, что положительно и актуально для одного, для другого будет малополезно и не нужно. Хотя «понимающая социология» считается теоретическим фундаментом качественных методов исследования субъективного восприятия реальности индивидом, но даже она не предлагает изучать личностные качества индивида, а не только внешние атрибуты его жизни. Почему социологам интересно то, какой, в среднем, доход получают граждане населения, а не то, каким образом это влияет на само население, с эволюционной точки зрения, и какие личностные качества изо дня в день формируются у его представителей под влиянием данного фактора жизни? В социологии будущего становится насущным вопрос смещения акцентов внимания с анализ внешней среды к анализу характера ее воздействия на индивида и анализу данного воздействия с позиции, в том числе, морально-нравственных законов.

 

Список литературы

 

  1. Валлерстайн И. Конец знакомого мира: Социология XXI века / Пер с англ. под ред. B.Л. Иноземцева. – М.: Логос, 2003. – 368 с.
  2. Вебер М. Избранные произведения: Пер. с нем. / Сост., общ. ред. и послесл. Ю.Н. Давыдова; Предисл. П. П. Гайденко. – М.: Прогресс, 1990. – 808 с. – (Серия «Социологич. мысль Запада»).
  3. Горшков М.К., Шереги Ф.Э. и др. Модернизация российского образования: проблемы и перспективы. Монография. – М.: Центр социального прогнозирования и маркетинга, 2010. – 352 с.
  4. Драгунова И.В. Оценка конкурентоспособности в сфере услуг // Экономический журнал. №19.
  5. Иванов Д.В. Актуальная социология и глэм-наука // Социология науки и технологий. 2014. №2. С. 137-150.
  6. Искаков Б.И. Статистика на стыке наук. Основы социоэкономическои физики // Транспортное дело России. №10. 2011. С. 66-70.
  7. Кант И. Критика чистого разума / Пер. с нем. Н.О. Лосского с вариантами пер. на рус. и европ. языки. – М.: Наука, 1999. – 655 с. – (Серия «Памятники философской мысли»).
  8. Китова Е.Б. Общение в интернет-среде и «Универсальный язык» эмодзи // Вопросы теории и практики журналистики. №4. 2016. С. 654-664.
  9. Козлов В.О. История возникновения американских концепций научного менеджмента // Вестник Поволжского института управления. №6 (39). 2013. С. 97-103.
  10. Конт О. Дух позитивной философии / Пер. с фр. И.А. Шапиро. – Ростов н/Д: Феникс, 2003. – 251 с. – (Серия «Выдающиеся мыслители»).
  11. Мальцева Д.В. Сетевой подход в социологии: генезис идей, современное состояние и возможности применения: дис. … магистра социологии. Российский гос. гуманитарный университет, Москва, 2014.
  12. Маслоу А.Г. Мотивация и личность. 3-e изд. / Пер. с англ. – СПб.: Питер, 2008. – 352 с. – (Серия «Мастера психолоrии»).
  13. Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. – М.: ACT, 2006. – 873 с.
  14. Официальный сайт правительства Российской Федерации. Национальные проекты: целевые показатели и основные результаты [Электронный ресурс] // URL: http://static.government.ru/media/files/p7nn2CS0pVhvQ98OOwAt2dzCIAietQih.pdf (дата обращения: 23.04.2019).
  15. Пономарев С.В., Мищенко Е.С. Методические рекомендации по формулированию научной новизны в автореферате диссертационной работы // Вестник Тамбовского государственного технического университета. №3. 2011. С. 853-860.
  16. Спенсер Г. Синтетическая философия: Пер. с англ. – К.: Ника-Центр, 1997. – 512 с. – (Серия «ПОЗНАНИЕ»; Вып. 2).
  17. Тейлор Ф.У. Принципы научного менеджмента: Пер.с англ. А.И. Зак. – М.: Контроллинг, 1991. – 104 с. – (Б-ка журн. «Контроллинг». Сер. «Классики менеджмента»; Вып. 1).
  18. Федеральная служба государственной статистики. Разводы [Электронный ресурс] // URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/population/demo/demo32.xls (дата обращения: 23.04.2019).
  19. Федеральная служба государственной статистики. Численность исследователей (по областям науки; по возрастным группам; по ученым степеням; по субъектам Российской Федерации) [Электронный ресурс] // URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/business/nauka/t_3.xls (дата обращения: 27.04.2019).
  20. Чернов С.В. Наука и образование в ракурсе XXI века // Научные труды Института Непрерывного Профессионального Образования. №3. 2014.
  21. Чернов С.В. Человек и образование в эпоху глобальных перемен // Научные труды Института Непрерывного Профессионального Образования. № 6. 2016. С. 9-20.

Источник: Мосолов Р. В. К вопросу о перспективных задачах отечественной социологии  //  Философская школа. – № 8. – 2019.  – С. 92–100. DOI.: 10.24411/2541-7673-2019-10822