Печать
Категория: Философская школа, 2019, №7
Просмотров: 316

Аннотация. Экономическая деятельность людей в эпоху научно-технической революции превращается в  деятельность, включающей в себя временной ресурс. Раньше при определении стоимости производимой продукции временной фактор учитывался политэкономами только в одном смысле − в смысле уплотнения времени. Имеется в виду заполнение готового времени более интенсивными движениями, более интенсивной работой. А вот согласно подготовленному проекту социалистической политэкономии время в трудовом процессе субъекта подвергается трансформации, из него выделяются (извлекаются) созидательные элементы (временной ресурс). Наличие их обусловлено тем, что временная стихия включает в себя прямой и обратный ход времени. Открытие обратного течения времени подтверждается современной экспериментальной практикой в области квантовой физики, о чём приводятся сведения  во второй части предложенной статьи. Сформулированная  автором концепция квантования времени служит теоретическим основанием такой экспериментальной практики. 

Ключевые слова: политэкономия, стоимость, продуктивность труда, уплотнение времени, временной ресурс, прямое течение времени, обратное течение времени, квантовые эксперименты, дальнодействие.

В данной статье речь идёт о времени, ход которого можно превратить в ресурс экономической деятельности людей при условии освоения его сущности, его внутренней структуры. Такая задача впервые была поставлена выдающимся русским учёным и философом В. Н. Муравьёвым (1885−1932), книга которого «Овладение временем» вышла в свет в 1924 году [2][1]. И авторский подход к решению данной задачи не сводится к тому, чтобы  присоединиться к  метафорическим высказываниям  о времени типа призыва «Время вперёд!». Речь идёт о реальном использовании тех потенций, заложенных в структуре  времени, которые могут быть включены в реальный процесс выполнения субъектом физической и психической работы.

В рамках фундаментальных открытий в области квантовой физики, сделанных за последние два десятилетия, ключевым словом для выражения структуры временной стихии служит термин «кристаллы времени» [8]. Чтобы пояснить (раскрыть) содержание данного термина-понятия, можно воспользоваться образным сравнение хода времени с работой двухтактного двигателя внутреннего сгорания. Два такта в работе двигателя означают попеременное движение поршня в цилиндре в одну сторону, затем в обратную (например, вверх и вниз). В ходе времени такты подобного рода соотносятся с временными квантами. При этом каждому кванту приписывается планковская единица времени, равная и вычисляемая по взаимоотношению универсальных физических констант:  (постоянная Планка),  G  (гравитационная постоянная)  и с (скорость света в вакууме). 

В отличие от периодической  работы двухтактного двигателя, в которой за каждым ходом поршня следует ход в обратном направлении, квантовое течение времени характеризуется тем, что частота его тактов  «вперёд − назад» определяется вероятностным способом. Численные значения  вероятностей устанавливаются в зависимости от амплитуд вероятности, распределяемых по длительности  усреднённого (внешнего) времени, абстрагированного от  внутренней структуры в макроскопических  масштабах [1].  

С точки зрения теории квантовой физики единственная возможность управлять ходом времени сводится к управлению распределением вероятностей. Относится это ко всем системам, будь то физические, органические или социальные. В квазиклассическом приближении  ход времени представляется так, что оно не дробится на такты-кванты со знаками плюс и минус, а просто подразделяется на две (непрерывные по длительности) компоненты − вещественную и мнимую. Такое представление мы находим, в частности, у П. А. Флоренского.  «Время, − пишет Флоренский, − во вне стремящееся, размывает и уничтожает. Но внутрь вобранное, оно подвигает и животворит» [6, c.128].  Проявление этих двух временных функций зависит от среды, в которой находится или к которой подключается изучаемая система.

В книге «Диэлектрики и их техническое применение» Флоренский отмечал, что производить − такова задача техники. Но если мы вспомним, что энергию мы не создаём, когда её производим, и не уничтожаем − потребляя, то естественно формулировать основное задание техники одним словом: направлять − направлять энергетические процессы. Отсюда следует, что всякое техническое приспособление непременно слагается, во-первых, из частей, энергию потребного вида передающих, и, во-вторых, − из частей, удерживающих поток энергии от растекания в пространство, помимо поставленного для неё  приёмника. «Энергия имеет склонность рассеиваться и уменьшать свою рабочую ценность; задача же техники − бороться с этим произвольным обесценением энергии так, чтобы получив вид, соответствующий культурной потребности, она сохраняла его с возможно меньшим изменением, пока не будет использована»  [7, c. 9]. 

Понижению ценности энергии, растеканию её в пространстве соответствует, по Флоренскому, время «во вне стремящееся». Чтобы получить обратный эффект с наличием времени «внутрь вобранного», необходимо было бы подключить технику к другой среде,  противоположной по отношению к среде пространственной. Такого рода среду он и открыл, хотя испытывал тогда затруднения с соответствующим названием.  Теперь мы отождествляем её с физическим вакуумом в контексте квантовой физике. А в начале двадцатых годов прошлого столетия существовала неопределённость с её наименованием в виду того, что в связи с возникновением теории относительности была отвергнута концепция  классического эфира, и создавалось впечатление, что пространственно-временной континуум не содержит в себе ничего, что могло бы препятствовать тепловой смерти Вселенной. Из письма о. Павла в Политотдел (датировано 13 сентября 1922 года), написанного по поводу публикации «Мнимостей в геометрии», мы лишь узнаём, что идеи «Мнимостей», по убеждению автора, имеют прочные конкретно жизненные корни и могут завершиться жизненным воплощением в технике, в искусстве и других сферах человеческой деятельности [4, c.5]. «Идеи «Мнимостей»» содержат в себе идеи о внутренней  «изнанке» пространственно-временного многообразия, которая и соотносится с физическим вакуумом.   

Система, состоящая из двух частей − пространственно-временного многообразия и физического вакуума − подчиняется известному универсальному принципу Ле Шателье−Брауна. Это означает, что со стороны физического вакуума возникает реакция на односторонний ход глобального вселенского времени. Ею же выражается, естественно, и реакция против обесценения энергии. Могут существовать и существуют такие локальные системы, в которых временная стихия, под воздействием физического вакуума, резко уменьшает в своём течении количество разрушительных, или, иначе говоря, энтропийных, тактов времени. Такие системы следуют по пути прогрессивного развития.

В социуме к передовым людям своего времени следовало бы относить не тех, что плывут по течению времени или даже ускоряют его ход, а тех, кои расходуют мало времени на получение положительных результатов в производительном труде. Такие люди обладают даром подключаться к течению времени, обогащая себя в процессе своей деятельности его созидательным ресурсом за счёт удаления из временной стихии преобладающих в ней  энтропийных элементов (чем и характеризуется вселенское усреднённое время в целом).  

К  числу таких, подлинно прогрессивных, людей принадлежал И. В. Сталин.  В 1952 году была опубликована его книга «Экономические проблемы социализма в СССР» [5]. Издана она была по случаю подготовки учебника политэкономии. В ней содержится критика ряда скороспелых экономистов, предложивших своё видение основных положений учебника. Но главное − сталинский подход к определению временного ресурса в научно-производственной деятельности.

 Сталин коротко анализирует основные категории и принципы марксистской политэкономии (товарное производство, стоимость и прибавочная стоимость, производительные силы и производственные отношения (базис и надстройка) и т.п.) и приходит к выводу, что при социалистическом производстве наверняка изменится оценка количества труда, затраченного на производство продуктов. Он пишет, что стоимость, как и закон стоимости, есть категория историческая, связанная с существованием товарного производства. С исчезновением товарного производства исчезнет и стоимость с её формами, как и закон стоимости.  «На второй фазе коммунистического общества, − указывает он, −  количество труда,  затраченного на производство продуктов, будет измеряться не окольным путём, не через посредство стоимости и её форм, как это бывает при товарном производстве, а прямо и непосредственно − количеством времени, количеством часов, израсходованным на производство продуктов» [5, c. 21].

Отсюда становится понятно, почему при социалистическом производстве отпадает или радикально изменяется понятие стоимости. Фактор времени нельзя продать по стоимости. Умением подключаться к созидательному ресурсу времени можно лишь  поделиться с другими работниками. Фактор времени меняет взаимоотношение между производительными силами и производственными отношениями. (Следует напомнить здесь, что производственные отношения принято называть экономическим базисом, над которым возводится социальная надстройка − совокупность политических, правовых, религиозных и других отношений с их соответствующими институтами). Сталин и подчёркивает, что «…общественное производство состоит из двух сторон, которые при всём том, что они неразрывно связаны друг с другом, отражают всё же два ряда различных отношений: отношения людей к природе (производительные силы) и отношения людей друг к другу в процессе производства (производственные отношения)» [5, c.58]. Только наличие обеих сторон производства, добавляет он, «даёт нам общественное производство, всё равно, идёт ли речь о социалистическом строе или о других общественных формациях» (там же).

Так вот мы вправе сделать вывод, что социалистическое производство отличается тем, что фактор времени пронизывает обе стороны, отмеченные Сталиным. На уровне отношений людей друг к другу это выражается в кооперации их трудовых усилий (как в песне о рабочей артели: эх, дубинушка, ухнем, эх зелёная сама пойдёт…). На уровне отношений к природе временной ресурс выражается в процессе отбора созидательных элементов времени из суперпозиции созидательных и разрушительных элементов в усреднённом времени. 

В. Н. Муравьёв, поставивший задачу овладения временем, не мог быть знакомым в те годы с законами квантовой физики. Однако он близко подошёл к квантовому представлению времени. Многие исследователи, и, в частности, последователи Далькроза[2],  − писал он, − обратили внимание на значение ритма для восприятия времени. Однако из этого не сделали практических выводов и «здесь получается такая же остановка, как у представителей теорий организации труда, когда они говорят о времени исключительно в смысле уплотнения его, т.е. о заполнении работой  данного, уже готового времени» [2, c. 269]. Так вот ритмисты видят возможность ритмического восприятия времени и регулирования в нём движений, но на самом деле «ритмическая работа может не только использовать готовое данное время, но может творить новое, согласно своему собственному заданию» [2, c.270]. «В самом деле, − разъясняет Муравьёв далее свою мысль, − повторение какого-нибудь действия во времени есть не что иное, если отвлечься от окружающего, как воскрешение этого действия, система воскресительных актов, превращающих слепое и неразумное время, навязываемое нам всеобщим течением природной эволюции, в новое, разумное время, творимое нами согласно идеалу нашего ума» [2, c.270].

Очень важно ещё заметить, что Муравьёв предвосхищает  существование квантовых скачков времени именно в обратном направлении его течения. Поток внешнего, объективного, принудительного времени, говорит он, даётся мне восприятием  движения стрелки на циферблате часов. Эти условные движения обозначают движение Земли вокруг Солнца и суточное его движение, процессы, протекающие объективно, вне моей власти. «Такой характер этих процессов, вечное, как мне кажется, движение в одну сторону, выражается в необходимости календарных сроков и связанных с ними часов каждого дня. Календарь и часы служат поэтому символами определённой последовательности событий, мне неподвластных» [2, 154]. Понятно, что было  бы невозможно изменять ход этих событий, обращать их вспять, если бы направление отмечаемого по часам календарного времени не представляло собой время усреднённое (см. выше). Поэтому, согласно Муравьёву, надо видеть возможность построения (в ограниченной сфере) такого календаря и таких часов, движение которых было бы не просто поступательным, но заключало бы в себе отходы назад, повторения, возобновления движений. «Другими словами, они показывали бы случаи обращения и возобновления времени» [2, c.154-155].

Процессы обращения и возобновления времени имеют под собой объективные основания и проявляются не только в человеческой деятельности. Ими обусловлены наблюдаемые результаты эволюции живой природы по ступеням развития от низшего к высшему. Но в социальной деятельности людей человеку дана возможность не только фиксировать процессы обращения времени, но и управлять ими, учитывать их продуктивность. В одной из глав муравьёвской книги, озаглавленной «Культура как овладение временем», говорится, что культура есть результат созидания времени в том смысле, что каждый акт, меняющий мир, есть такое созидание. Это можно понять, если принять во внимание, что образование времени совершается посредством утверждения длительности каких-либо ценностей, сопротивляющихся в этом акте разъедающей силе времени. «Эти ценности и составляют ценности культуры. Их жизнь есть всегда победа над всеуносящей рекой Гераклита, и хотя и они, в конце концов, уносятся ею, но каждая из них, до момента своего уничтожения, оказывала ей некоторое сопротивление, была в этом потоке как бы твёрдым осадком. Такая способность одолевать время, хотя бы в малом масштабе, очевидно, есть показатель потенциальной способности в гораздо большем калибре создавать свою собственную длительность» [2, c.108].

В письме Л. Д. Троцкому, отосланному 6 февраля 1920 года, процитированная здесь мысль Муравьёва, была подана в развёрнутом виде, в форме проекта нового подхода к организации экономической деятельности в условиях советской власти [2, 83-89].  Неизвестно, был ли автору письма словесный ответ  Троцкого, но негативные последствия письма известны, и они трагичны. В одном мы можем быть уверены, что с идеями Муравьёва был знаком Сталин, о чём  можно судить по его книге «Экономические проблемы социализма в СССР».  

Теперь посмотрим, как выглядят достижения в решении проблемы по освоению времени с точки зрения экспериментальной практики непосредственно в квантовой физике. Здесь наибольшее внимание уделяется эффекту влияния будущего на прошлые квантовые события. Каким образом выявляется этот эффект, можно показать при анализе одного эксперимента, результаты которого были опубликованы в журнале Physical Review Letters в 2015 году [8]. Но уместно будет сделать ряд предварительных разъяснений, особенно затрагивающих принцип причинности. Ведь он числится в ряду фундаментальных законов природы, и мало кто его оспаривает. Действительно, хотя многие физические величины и явления не меняются при обращении времени (являются T-чётными), но вместе с тем признаётся в качестве факта следующее эмпирически установленное положение: событие А. может влиять на событие B, если только событие B произошло по времени позже. В специальной теории относительности позже относится к любой системе отсчёта, так что все события,  которые могут подвергнуться влиянию со стороны события  A,  должны находиться в световом конусе с вершиной в точке А.

В нерелятивистской квантовой механике каузальность выражается в процессах, описываемых уравнением Шредингера, представляющим  эволюцию волновой функции. Однако многие физики испытывали до недавнего времени затруднения относительно интерпретации того, что имеет место при квантово-механических измерениях, когда, скажем, при наличии двух частиц измерение состояния одной оказывает мгновенное влияние на состояние другой (явление, известное под названием парадокса Эйнштейна, Подольского, Розена (ЭПР)). К «парадоксу» привыкли, и он особенно никого не беспокоил до тех пор,  пока не обратили внимание на эффект обращения времени и не возник  вопрос о влиянии будущего на прошлое. В привычку входило использование классического усреднённого времени. Но всё резко изменилось, когда был совершён переход  к релятивистскому варианту квантовой механики, при котором  четырёхмерное пространство-время объединяется с квантовыми свойствами объектов. Тогда-то и возник вопрос: имеет ли место эффект дальнодействия во времени по аналогии с дальнодействием ЭПР? Теоретически такая возможность была обоснована в работе [1] с указанием той  разницы,  что если в первом случае речь идёт о наличии дальнодействия между двумя квантовыми системами (их может быть больше двух), то во втором случае рассматривается дальнодействие между событиями, разнесёнными во времени, но относящимися  одной и той же системе.

Эти предварительные разъяснения помогают получить достоверную (непротиворечивую) интерпретацию результатов эксперимента, описанного в статье [9]. (Мы его берём здесь в качестве удобного образца). В нём  наряду с сильными квантовыми измерениями  вводятся в рассмотрение слабые измерения. Сильными измерениями называются такие, которые напрочь меняют состояние частицы или какой-либо другой квантовой системы (обычно они сопровождаются необратимыми процессами). Слабые измерения отличаются от сильных тем, что почти не возмущают систему. Примером может служить использование слабых магнитных полей при определении ориентации спина электрона. А в нашем случае экспериментальной системой служит электрический контур (электропроводная цепь),  который обретает квантовые свойства в результате того, что его  охлаждают до температуры, близкой  к абсолютному нулю, превращаясь при этом в сверхпроводник. (Для этого контур помещают в специальную полость, в которой и создаётся нужная низкая температура). В полученной таким образом системе выделяется суперпозиция двух нижних энергетических состояний − основного и первого возбуждённого,  ближайшего к основному.

Суперпозиция двух состояний системы позволяет рассматривать её в качестве кубита. Напомним, что кубитом называется квантовый разряд или наименьший элемент для хранения информации в квантовом компьютере. Как и бит, он допускает два собственных состояния, обозначаемые |0  и |1 , но при этом может находиться и в их суперпозиции с разными амплитудами вероятности. Так что два состояния системы в данном случае можно рассматривать как состояния |0  и |1 .

Далее, для того, чтобы функционировал электрический контур, его не только помещают в полость, которую  охлаждают, но и наполняют микроволновым излучением. Поэтому, зондируя полость микроволновыми фотонами, по ним, на выходе из полости, получают возможность судить о том, что происходит с контуром. Этот зондаж выполняет функцию слабого измерения. Оно  «не беспокоит кубит» и лишь  даёт информацию  о наличии  двух альтернатив в состоянии контура. Полная неопределённость в отношении этих альтернатив остаётся, снять её путём слабых измерений невозможно. Она  устраняется сильным измерением, которое склоняет цепь к одной или другой альтернативе. Сильное измерение и осуществляет воздействие на ушедшее в прошлое «размытое» состояние, что и приводит его в согласование с полученным результатом (при сильном измерении).

Было бы неверно полагать, что в этом согласовании имеется стопроцентная гарантия внедрения результата сильного измерения в ушедшее в прошлое положение вещей. Физики проверили результаты конкретно проведённого эксперимента и убедились в том, что ретрогноз (прогноз на прошлое) удовлетворяет соотношению 9:10. Чтобы улучшить данный показатель, надо было бы затратить большее время от момента слабого измерения до момента измерения сильного.  Почему это так? По моим представлениям (см. [1]), всё зависит от того, каким масштабом времени мы охватываем изучаемую квантовую систему, подключая её к временному потоку. Время, как уже говорилось выше, квантуется, состоит из положительных и отрицательных тактов. Квантовая система резонирует с периодически структурированным  потоком времени, а степень её резонанса определяется длительностью охватываемого ею  потока. Слабые измерения играют ту роль, что они подключают систему к единому временному потоку.

Вообще надо иметь в виду, что результат квантово-механического измерения представляет (или выявляет) состояние системы с вероятностью, точно равной единице,    лишь в том особом случае, когда измерение (редукция волновой функции) сопровождается необратимым процессом (волна ̶ частица). Изучение функционирования многокубитового квантового компьютера свидетельствует о том, что в результате его вычисления, проделанного над вводимой в него исходной, численно выражаемой, информацией, мы можем получить лишь число с некоторой вероятностной оценкой его приближения к строго установленному числу, которое может быть получено при  рекурсивных вычислениях.  

Несколько слов об истории предсказания о возможности воздействия будущего на прошлое в процессах, изучаемых квантовой физикой, и о спекулятивных  интерпретациях данного эффекта. Квантовая легенда гласит, что группа физиков под руководством президента Израильского фонда фундаментальных исследований Якира Аронова опубликовала в интернете препринт статьи под интригующим заголовком «Can a future choice affect a past measurement΄s outcome?» («Может ли будущий выбор воздействовать на результат прошлого измерения?») [2]. Авторы указывают на значение слабых измерений в решении данного вопроса и утверждают, что квантовая система на пути от слабого измерения к сильному пребывает в суперпозиции разных состояний, одно из которых несёт на себе отпечаток проведённого слабого измерения, а второе выявляется в сильном измерении. Полученные в финале данные оказываются способными влиять на информацию, которая извлекается из предшествующих измерений. А это, по их мнению, возможно, если ввести в описание эксперимента две волновые функции с противоположными направлениями времени. Тогда и причинно-следственная связь событий предстанет в двух противоположных ракурсах − от прошлого  в сторону будущего и от будущего к прошлому. Остальные физики гипотезу о двух волновых функциях не приняли, но большинство специалистов в этих вопросах (в том числе Ф. Вилчек) принципиально сходится на признании,  что время в квантовом мире течёт вперёд и назад.

Кстати, Марч, один из авторов работы «Prediction and retrodiction for a continuosly                    monitored superconducting qubit» [9], говорит о себе, что он всегда ставил решение вопроса о временной симметрии в квантовой механике в связь с измерением. Процесс измерения частицы в суперпозиции состояний, когда она коллапсирует в одно из двух состояний, вроде служит, в его глазах, проявлением движения времени вперёд. Однако проделанный им с соавторами эксперимент, результат коего обусловливается объединением информации из будущего и прошлого, скорее свидетельствует, по его же мнению, о том, что время в квантовом мире представлено двуглавой стрелой. Он только не может понять,  почему в реальном мире, состоящем из множества частиц, время движется вперёд, и энтропия всегда возрастает. Поскольку многие исследователи работают над этой проблемой, Марч выражает надежду,  что она будет решена через пару лет [9].  Один из вариантов решения представлен, как указано выше,  в рамках спинорного исчисления  [1].

Итак, приходим к следующему выводу: всякий организованный человеком материально-энергетический процесс  включается в глобальный ход времени и подчиняется временному распорядку. В зависимости от способа этого подключения получается либо созидательный, либо разрушительный результат. Временной ресурс научно-производственной деятельности обусловлен отбором созидательных элементов  темпоральности.

 

Список  литературы

 

  1. Антипенко Л.Г. К вопросу о двуспинорной интерпретации решения квантово-релятивистского уравнения Дирака, описывающего свободное движение электрона // Трибуна УФН [электронный ресурс] URL: https://ufn.ru/tribune/trib6p.pdf
  2. Левин, Алексей. Квантовое чудо: будущее влияет на прошлое // Популярная механика. – 2012. – №10, октябрь. URL: https://www.popmech.ru/science/13057-budushchee-mozhet-vliat-na-proshloe-tayny-kvantov
  3. Муравьёв В.Н. Овладение временем. М.:«Российская политическая                энциклопедия»  (РОССПЭН), 1998. − 320 с.
  4. Предисловие издателя // Флоренский, Павел. Мнимости в геометрии (2-е изд. под ред. Л.  Г. Антипенко). М.: «Лазурь», 1991. − 96 с.
  5. Сталин И. Экономические проблемы социализма в СССР. – Л., 1997. − 87 с.
  6. Флоренский Павел. Соч. в четырёх томах. Том 2. М.: «Мысль», 1996. − 877 c.
  7. Флоренский П. А. Диэлектрики и их техническое применение. М., 1924. −  388+IV c.
  8. Wilczek F. Quantum Time Crystals / arXiv: 12022537
  9. Tan D., Weber S., Murch K. W., etc. Prediction and retrodiction for a continuosly monitored superconducting qubit // Phys. Rev. Lett. 114, 090403 (2015).
  10. Lutz, Diana. Science News: In the quantum world, the future affects the past: hindsight and foresight together more accurately «predict» a quantum system΄s state // URL: https://www.sciencedaily.com/releases/2015/02/150209083011.htm

 

[1] Термины «научно-производственная» и «экономическая» я использую здесь почти как синонимы, поскольку в условиях современного научно-технического прогресса экономическая деятельность немыслима без обращения к её научно-техническому, научно-производственному аспекту.  

[2] Далькроз Жак Эмиль (1865−1951) − швейцарский композитор и педагог, разработавший систему музыкально-ритмического воспитания. Институты и школы по методу Далькроза были распространены во многих странах.

Источник: Антипенко Л. Г.  О временном ресурсе в научно-практической деятельности людей  //  Философская школа. – № 7. – 2019.  – С. 58–64. DOI.: 10.24411/2541-7673-2019-10705