Печать
Категория: Философская школа, 2018, №3
Просмотров: 249

Аннотация. В этом произведении автор продолжает тему (см.: Чернова А. С. Сквозь время // Философская школа. 2017, №2) метафорического осмысления бытия в идеях жизни и вечности, добра и зла, созидания и разрушения. Здесь представлены последствия иного выбора под влиянием чувства чести и силы веры: вольная фантазия о взаимоотношениях Бога и Адама, последовавших за грехопадением Евы. История о ненависти и любви, об идеальном мире каким он мог бы быть.

Ключевые слова: Бог, Создатель, совершенство, вечность, высший разум, образ и подобие, плод истины, змей, предназначение, тварь.

Каждый день Змей просыпался, ударяясь головой о землю. Без промедления он отправлялся на прогулку, вновь и вновь изучая совершенство этого мира. Он знал каждый кустик, каждый камешек, но всё же не терял надежды найти трещину, чтобы указать на неё и упрекнуть Создателя. Но попытки были тщетны.

Старые крылья Змея уже не поднимали его высоко над землёй, поэтому ему приходилось передвигаться на своих двух по ветвям деревьев подобно обезьяне. Когда деревья заканчивались, он спускался вниз и продолжал путь, натирая бесчисленные мозоли на хвосте.

С презрением Змей наблюдал за тем, как резвятся убогие твари. Он знал, что этому миру достался глупый и самолюбивый создатель, который не пожелал сотворить существо по образу и подобию своему и изо дня в день любуется, сверкая, своим отражением в воде.

Змей кричал ему ввысь, поднимая к небу свои исхудавшие серые руки, что тот – глупец и негодяй, потому что не создал Змею пары, чтобы он мог плодиться как все твари, не дал ему шанса осуществить своё предназначение – хоть и гадкое, но означенное высшим разумом.

Змей плевал желчью в траву, которая сгорала, но через мгновение вновь поднималась из земли, и возвращался к своему любимому занятию: он давил своими тощими кулачками насекомых, которые зачем-то суетились в траве. Но они оживали и продолжали свой путь.

Когда солнце заходило за горизонт, наступала ночь, все твари затихали. Змей забирался на ветку своего дерева и ел его плод. Скупая слеза падала наземь. Только теперь он вспоминал, как вечность тому назад отдал на суд Божий свою жену и змея-искусителя. А в награду наполовину принял обличье змея, дабы иметь право вкушать плод истины.

 

Источник: Чернова А.С. Узник Рая //  Философская школа. – № 3. – 2018.  – С. 120. DOI.10.24411/2541-7673-2018-00005