Аннотация. Гениальность представлена автором как особый вид сущего, как принцип, определяющий саму сущность человека и его природу, и обеспечивающий творческое многообразие смысла бытия личности. Интеграция философско-антропологического, культурно-исторического и психолого-феноменологического подходов позволяет разработать проблему гениальности в контексте фундаментальных вопросов постижения природы человека и смысла его бытия; ответить на вопросы о роли гениальности в развитии духовной культуры, как в исторической ретроспективе, так и в исторической перспективе; представить личность гения на образно-личностном, личностно-типологическом и деятельностно-смысловом уровнях. Новизна исследования заключается в разработке и обосновании идеально-смыслового критерия гениальности, основанного на трёх универсальных триадах: любовь – истина – красота; благое – возвышенное – прекрасное; человечность – идеал совершенства – созидательно-творческий ум.

Ключевые слова: гениальность, философско-антропологический подход, культурно-исторический подход, психолого-феноменологический подход, образ личности гения, человечность, творческость, созидательно-творческий ум, смысл бытия личности, критерий гениальности.

 

В гениальности раскрывается творческая тайна бытия, то есть “мир иной”.

Николай Александрович Бердяев

 

I

Интерес человека к проблемам фундаментального порядка, к которым относится и проблема гениальности, устойчиво сохранялся на протяжении всей истории человеческого рода. И это не случайно, поскольку именно гениальность прокладывает новые пути для жизни, для культуры, для человека. Духовные искания человека отмечены печатью вечности, и потому во всех эпохах и у всех народов всегда находились, и всегда будут находиться люди, задающиеся вопросом: «Кто мы? Откуда? Куда идём?». Именно поэтому круг вопросов, решаемых при исследовании человеческого гения, и рефлексия о гениальности останется в числе самых острых до той поры, доколе существовать будет сам род человеческий.

П. Я. Чаадаев утверждал: «Всякий человек живёт, но только человек гениальный имеет настоящую историю». Для любого народа история его гениальности в лице его гениальных представителей имеет первостепенную значимость для сохранения целостности и культуры этого народа[1]. Причём, роль гения в истории народа и в формировании его национального самосознания много выше, чем история общественно-экономических формаций, история войн или история правящих элит, поскольку именно история гениальности народа и определяет настоящую сущность этого народа, его менталитет и уникальность его культуры. В свою очередь, народ, презревший свою гениальность, не создавший или забывший свою историю гениальности вряд ли сохранит свою идентичность, а в соответствии с этим, и свой язык, и свою культуру, и свою историю.

Менялись времена, менялись эпохи, разрушались старые и рождались новые империи, сменялись общественно-экономические формации и правительственные кланы, а гениальность оставалась в своей неразгаданности, неповторимости и уникально-неопределённой сущности – загадка всех времён и нерушимое единство всех народов, каждый из которых помнил и чтил своих гениев, и от них, от гениев, мерил творческую силу своего народа, поскольку именно гениальные люди создавали совершенно новую культуру, именно они, по словам В. Вильденбанда «совершали великое, стремились к ещё более великому и чуяли величайшее» [2, с.106].

К концу XIX века, когда повсеместно пришедшая к власти буржуазия прославила частную инициативу, в западной философской и научной литературе укореняется точка зрения, где мерилом гениальности объявляется личный успех. В полном соответствии с этим представлением звучат следующие слова Томаса Карлейля (1878): «О всяком человеке, который избрал себе особый путь жизни, – куда бы, впрочем, этот путь ни привёл, – и прошёл его с успехом, мы, всего более стараемся узнать, как он совершил этот путь и что ему на этом пути встретилось. Если бы даже этот человек был плутом первой величины, то и тогда мы не удержались бы от вопроса: как провёл он свои плутни?» [4, с.263]. Одним из ведущих направлений в западной философии становится, рождённая в США, философия прагматизма. Современные западные подходы к проблеме гениальности, несмотря на наличие множества направлений, в конечном итоге разворачиваются под флагом, поднятым американской психологией, опирающейся на философию прагматизма, и обозначенным Анной Анастази следующим образом: «Самое широкое и наиболее объективное определение гениальности предполагает, что гений — это человек, который в любой области деятельности способен показать результаты, значительно превышающие средние показатели. <…> Роллер, акробат, завоевавший мировую известность, или знаменитый шеф-повар с полным правом могут получить титул гения и заслужить много большее признание, чем посредственный деятель науки или художник. Но для того, чтобы их гениальность была признана, их достижения должны быть неизмеримо более значительными, чем во втором случае» [1, с. 538-539]. Этим прагматическим подходом к проблеме гениальности, молчаливо признаваемым современным обществом, и объясняется на наш взгляд отсутствие серьёзных достижений в познании человеческого гения, как в современной психологии, так и в современной философской традиции.

«За неимением великих людей, – учит Т. Карлейль других писателей, – покажите нам известных людей столько, сколько их достанет аппетитов у публики» [4, с.401]. Современная масс-культура, учитывая психологию толпы и потребности человека-потребителя, в полной мере усвоила этот урок психологии меркантилизма, создавая с помощью средств массовой информации и массовой коммуникации ореол успешности, мерилом которого являются богатство и власть.

Вот характерный пример. В списке «Ста гениев современности», опубликованном консалтинговой компанией Synectics (рейтинг сформирован на основе опроса четырёх тысяч человек, проведённого летом 2007 года в Великобритании), первую строчку занимает Альберт Хоффман (химик, Швейцария) — изобретатель сильнейшего наркотического вещества ЛСД, способствовавшему ни чему иному, как расширению наркомании, а третью – биржевой спекулянт Джордж Сорос (миллиардер, США). Наряду с несомненно талантливыми людьми, например Авраам Ноам Хомский (философ, лингвист, США), Стивен Хокинг (физик, Великобритания), в этот список включён также международный террорист Осама бин Ладен (Саудовская Аравия), американский боксёр Моххамед Али и конечно же американский миллиардер Билл Гейтс. Понятно, что этот и подобные ему списки есть ни что иное как заведомое искажение действительности, поскольку при составлении этого списка и ему подобных, человек объявляется «гениальным» без определения каких либо принципиальных оснований и критериев гениальности, при этом учитывается лишь публичная известность человека.

Мы здесь не имеем возможности обсуждать вопрос о причинах существования подобной индустрии подлогов и вопрос о том кому это выгодно, отметим лишь, что подобные подлоги не только дискредитируют науку и саму практику человеческого познания, но и наносят смертельные удары по основам человеческой нравственности и действуют исключительно разрушающе на духовную культуру современного человека.

«Гениальность» есть категория историческая, требующая проверки временем, а гениальный человек подтверждает свою гениальность своими трудами и культурно-историческим значением своего творческого наследия, хранимым и творчески развиваемым благодарными потомками. Мы очень сомневаемся, что люди, заслужившие свою публичную известность мордобоем, терроризмом, спекуляциями, плутовством или миллиардными состояниями и при этом непричастные к созданию уникальных продуктов человеческого творчества, имеют какое-либо культурно-историческое будущее.

Напротив, в российской культурной традиции, даже в том случае, если мерой гениальности выступают выдающиеся достижения, то оцениваются они не с точки зрения достижения пресловутого личного успеха, а с точки зрения тех духовных ценностей, которую гений принёс своему народу, своему Отечеству и того значения, которое творчество гения оказало на национальную и мировую культуру. Гений – это тот, говорит Александр Блок, кто способен вести поколенья к высоким целям и великим свершениям. «Гениальная личность, пишет выдающийся русский философ и мыслитель С. Н. Трубецкой, –  обладает в высшей степени способностью воздействовать на внешние влияния и условия; она вносит в свою среду нечто такое, что она от неё и заимствует, и притом – нечто значительное, нечто такое, что само ио себе определяет историю в каком-либо отношении» [11, с.404]. Н. В. Теплов (1902) определяет гениальность как явление двухстороннее, биолого-культурное: «С одной стороны, это есть выражение резко уклоняющейся от средней нормы организации,… с другой стороны, это есть творческая способность, результатом которой может быть то или иное крупное культурное приобретение… И несомненно, именно эту, культурную сторону мы и имеем преимущественно в виду всегда, когда говорим о гениальности» [10, с. 36].

Представление об образе личности гения, сформированных в западной культуре, будет принципиально отличаться от представлений о природе и сущности гениальности, выработанных культурой российской. Если в философской традиции Запада, гений – это «нечто среднее между богом и смертным», посредник между богами и человеком (Платон) [8, 202е, 203а]; это «герой»[2] (Т. Карлейль) [4]; это «сверхчеловек», «человекобог»[3] (Фр. Ницше) [5]; это выдающаяся по личным достижениям персона[4] (А. Анастази) [1], то в российской культуре, гений – это всегда творческий культурный деятель, созидатель, творец духовной и материальной культуры своего народа. И эту, рождённую российской культурой традицию, автор настоящего исследования поддерживает и развивает. При этом, в наших исследованиях человеческого гения не отвергаются, а напротив, творчески осмысливаются достижения западной философии и науки в лице Платона, Плотина, Леонардо да Винчи, И.В. фон Гёте, Фридриха Шиллера, Иммануил Канта, Шеллинга, Гегеля, Артура Шопенгауэра, Отто Вейнингера, Вильгельма Винндельбанда и др., которые внесли свой вклад в разработку проблемы гениальности (см.: Чернов С.В. Книга о гениальности, 2010 и др. труды автора).

Учитывая духовно-созидательный характер человеческого гения, мы не можем относить к числу гениев правителей и политиков, вся «гениальность» которых сводится к невероятно развитой способности использовать технологии искажения истины, а также бизнесменов и банкиров, главной целью которых является отнюдь не служение великому делу духовного становления человеческого рода, а получение максимально возможных прибылей для личной выгоды. Надо сказать, что автор не одинок в высказанной здесь точке зрения, которую разделяли многие выдающиеся представители мировой интеллектуальной элиты. Вне всякого сомнения, прав был Артур Шопенгауэр, когда писал: «…сравнивать людей пользы с людьми гения – это всё равно, что сравнивать кирпичи с бриллиантами» [20, с. 325]. А вот что по этому поводу мы читаем у Стендаля: «Охотно допускаю, что тысяча промышленников, зарабатывающих каждый по сто тысяч экю, не теряя при этом честности, увеличивает могущество Франции; но эти господа принесли пользу обществу в результате того, что получили личную выгоду. Это славные и честные люди, которых я очень уважаю… Но тщетно я пытаюсь найти в их деятельности что-нибудь достойное восхищения» [9, с. 252].

Гениев следует искать только среди таких людей, которые в результате своего творческого труда создают качественно новые, оригинальные и непреходящие (в культурно-историческом смысле) творения, направленные на созидание (но не на разрушение), и всей своей творческой жизнью, творческой деятельностью и личным примером обеспечивают духовное становление человека и духовное преображение человеческого рода. Причём, творчество гениальных людей протекает как правило не в угоду, а вопреки каким либо меркантильным интересам. Надо понимать, что человек, добившийся значительных результатов на каком либо поприще и ориентированный на достижение своих личных и зачастую сугубо прагматических целей и меркантильных интересов, не может считаться гением. Только лишь достижение значительных результатов в какой-либо деятельности, личный успех или наличие всеобщей общественной известности отнюдь не являются критериями гениальности.

Если обыкновенный человек хватает или отторгает, утверждает или поучает, насаждает или разрушает, то гений – постоянно вопрошает, озаряет и созидает. Гений созидает в идеях любви, истины, и красоты и навечно запечатлевает эти идеи в своих творениях. Именно поэтому в своем творчестве каждый гениальный человек одерживает победу над неумолимом временем; именно поэтому творения гения носят универсальный характер; именно поэтому духовно-нравственное отношение гения к человеку и миру по настоящему человечно.

 

II

 

Как показывает история философии, гениальность – это такое понятие, которому невозможно дать логически законченное определение; разработка проблемы гениальности обогащает наше видение этой проблемы, заставляет исследователя постоянно вносить коррективы в исходные положения и, соответственно, видоизменять понятийный аппарат. В этой связи мы выводим следующие развёрнутое понятие гениальности. 

Гениальность есть особое в своей функциональности ни с чем несравнимое, само-по-себе существующее, само-по-себе проявляющееся системно-целостное свойство-состояние ума, сознания и творческих сил (творческости) человека. Благодаря гениальности создаются такие качественно новые творения, которые оказывают определяющее и непреходящее влияние на творческое развитие человеческого рода и духовное преображение человека. Таким образом, человеческий гений есть система таких личностных атрибутов (духовных признаков) как воля к гениальности, творческий дар и назначение гения, благодаря становлению которых в индивидуальной творческой деятельности человека личность обнаруживает, осознаёт и принимает на себя назначение (предназначение) своё и вносит во всеобщую духовную культуру свою личностную волю и духовную глубину.  Гениальность становится проявленной и человек реализуется как гений. Личность становится способной создавать принципиально новые, оригинальные творения, рождать универсальные гениальные идеи, имеющие признаки абсолютной новизны и самой-себя-реализации, создавать такие продукты индивидуальной творческой деятельности, которые со временем приобретают значение идеалов, составляют непреходящую в веках ценность для человеческого рода и способствуют становлению и преображению человека в абсолютных идеях любви, истины и красоты. Гениальность сама по себе является тем ключевым фактором, тем началом, тем сущим, которое определяет духовную жизнь человека в её индивидуальном и культурно-историческом становлении и развитии.

Или, говоря очень кратко, гениальность, – это отнюдь не артефакт, а, напротив, – особый вид сущего, определяющего саму основу духовной жизни человека и обеспечивающего предельную творческую активность личности. Ту самую активность, которую мы наиболее ярко наблюдаем в процессе созидательного творческого труда гениальных людей разных времён и народов[5].

Фундаментальный характер проблемы гениальности, содержательная сложность этого явления, роль гениальности в становлении и развитии духовной культуры человека, её смысл и значение в понимании природы человека и духовных начал его бытия, парадоксальность явления гениальности, возникновение всё новых и новых вопросов в ходе исследования этого «загадочного феномена», ясно показывают невозможность разрешения проблемы гениальности в рамках узко специализированного подхода с использованием инструментария только одной какой либо науки или определённого философского направления, ограниченного рамками собственной методологии. Всё это с необходимостью заставляет исследователя взглянуть на эту проблему интегрально, используя для этого концептуально-понятийный аппарат и инструментарий различных философских и научных направлений, предметом которых является сущность и природа человека, его личность и творческая деятельность. Новый взгляд на природу и сущность человеческого гения, развиваемый автором (Чернов С. В., 2007-2016), представляет гениальность как феномен, определяющий сущность человека и смысл человеческого бытия. И поэтому, не ответив на вопрос, «что есть сущность гения?», мы не сможем дать и ответ на вопрос, «что есть человек?».

Опираясь на собственный опыт разработки проблемы гениальности [13-19], мы приходим к следующему выводу: проблема гениальности должна разрабатываться на основе интеграции философско-антропологического, культурно-исторического и психолого-феноменологического подходов. При этом, философско-антропологический подход позволяет разрабатывать проблему гениальности в контексте фундаментальных вопросов постижения природы человека и смысла его бытия. Если человек – особый род сущего, а гениальность – вершинное, предельное состояние духа, то проблема гениальности является одной из центральных для философского постижения человека, поскольку сущее полнее и глубже познаётся именно в своих крайних, вершинных, предельных эманациях. Культурно-исторический подход позволяет ответить на вопросы о начале гения в человеческой истории, о месте и роли гениальности в развитии духовной культуры человека, как в исторической ретроспективе, так и исторической перспективе. В свою очередь,  психолого-феноменологический подход позволяет раскрыть и представить образ личности гения на деятельностно-смысловом, личностно-типологическом и содержательно-феноменологическом уровнях [15, с. 20-23].

 

III

 

Знаменитый английский писатель Олдос Хаксли утверждает (1945), что современные психологи «понимают человеческое существо много хуже, чем их выдающиеся предшественники. <…> Всем им… были известны те факты, которые психологи двадцатого века предпочитают игнорировать. Например, факт тройственности человеческой природы, включающей не только душу и тело, но и дух; факт, что мы живём в пограничной области между двумя мирами – временным и вечным, физически-витально-человеческим и божественным; факт, что будучи ничем сам по себе, человек есть “ничто, окружённое Богом, прозябающее в Боге, способное воспринять Бога и наполниться Богом, если того пожелает”» [6, с. 130-131]. Отказ от такого понимания сущности человеческого бытия — это главное, что мешает современной психологии сделать действительный прорыв в знаниях о человеческом гении. В итоге все существующие на сегодняшний день психологические теории гениальности: психоаналитические теории, теории качественного превосходства, теории количественного превосходства не могут вполне определённо объяснить этот феномен [подр. см.: 15, 17]. Некоторые из этих теорий в лучшем случае описывают блестящие способности и талант, но совсем не гений.  Вместе с тем, исследование человеческого гения было бы неполным, если бы мы попытались игнорировать психологические особенности человеческой гениальности, и, прежде всего, психологию личности и особенности психологии творчества гениального человека.

Исследование личности гения и его творческой деятельности не может опираться на количественные, добытые в психологических экспериментах, факты. По той простой причине, что мы не можем «оживить» гения и предложить ему принять участие в реальном психологическом эксперименте. Поэтому исследование гениальности необходимо проводить на психолого-феноменологическом уровне и названное исследование должно иметь не количественный, а качественный характер. Здесь мы можем опираться лишь на мыслительно-созданный образ личности гения, выстроенный посредством идеографического описания личности гения, основанного на тщательном анализе единичных фактов творческой жизни гениального человека, путём формулирования интерпретативных утверждений, приложимых только к данному конкретному случаю или к классу феноменов, которые представлены этим случаем. При этом творческая жизнь гения понимается как системное триединство творческого пути гениального человека, его творческой деятельности и его творческого наследия.

Творчество – это всегда созидание, продукт творчества – это творение. Созидание – это процесс, творение – это созданный в ходе этой деятельности продукт. Началом творческого акта, равно как и продуктом творческой деятельности гениального человека является гениальная идея.  Рождение гениальной идеи обеспечивается своеобразным резонансом и индукцией человеческой мысли: одна мысль порождает другую, даже если они не только не имеют прямого сходства, но могут даже противоречить друг другу. «В мире, – пишет В. Франкл, – проявляется нечто подобное закону сохранения духовной энергии. Ни одна великая мысль не может пропасть, даже если она так и не дошла до людей, даже если она была “унесена в могилу”» [12, с. 163]. Выделяются следующие признаки гениальной идеи:

  • гениальная идея питается соками любых других идей;
  • гениальная идея имеет качественное своеобразие и оригинальность в сравнении с другими идеями, касающимися соответствующего предмета;
  • гениальная идея относительно одного какого-либо предмета, вполне может оказаться продуктивной относительно иных предметов не связанных напрямую с первым предметом;
  • гениальная идея сама по себе является не просто результатом мыслительного процесса, но уже самостоятельным продуктом творческой деятельности;
  • гениальная идея многомерна по возможностям своего приложения, многогранна по смыслу в ней заложенному, неисчерпаема по своему содержанию и служит неиссякаемым источником для множества других идей;
  • реализация гениальной идеи имеет необходимый, обязательный, тотальный характер;
  • гениальная идея сама по себе является важнейшим, а зачастую единственным стимулом реализации самой себя.

В соответствии со сказанным, гениальной мы будем называть такую идею, которая является самостоятельным, уникальным и универсальным продуктом творческой деятельности гениального человека,  которая многомерна по своим приложениям, многогранна по смыслу, неисчерпаема по содержанию и служит неиссякаемым источником для множества других идей; имеет признаки абсолютной новизны и самой-себя-реализации; для реализации гениальной идеи нет нужды в иных стимулах, кроме как рождения и жизни самой этой идеи; реализация гениальной идеи имеет тотальный характер – она обязательно и необходимо будет реализована. 

Таким образом, творческая деятельность гениального человека связана с тем, что он: продуцирует и разрабатывает универсальные гениальные идеи, ещё не известные человечеству, но имеющие значение для будущего и которые впоследствии станут важнейшей составляющей духовной культуры; устанавливает новые, ещё неизвестные человечеству связи между явлениями и открывает новые, ещё неизвестные людям законы; осмысливает, продумывает и производит нечто такое, что ещё не имеет аналогов в истории всечеловеческой духовной культуры или качественным образом отличается от всех уже существующих образцов, а это нечто, в свою очередь, становится основой для создания многочисленных копий и аналогов, а также служит источником для многих усовершенствований и модификаций; направляет свои творческие усилия не на переделку мира, как это делают социальные, экономические и иные реформаторы, а на создание новых духовных миров, и способствует тем самым духовному преображению других людей. И ещё одно. Мы видим вещь в её целостности лишь потому, что эта вещь имеет свое имя. Гений обнаруживает новые вещи, о которых еще никто не знает и присваивает им имена, и только тогда мы узнаем о существовании вещей, обнаруженных гением. Гений творит новые духовные ценности, которые со временем приобретают силу идеалов.

Поскольку гениальность – это наивысшая степень проявления ума, сознания, творческих сил (творческости) человека [17], постольку особенности, направленность и интенсивность творческой жизни гениального человека будет зависеть от типа, строя и направленности его ума. Артур Шопенгауэр утверждал, что «гениальность… состоит в… совершенно непомерном, реальном избытке интеллекта» [20, с. 325]. Однако, по результатам исследований современных психологов, есть множество людей, обладающих высочайшими показателями интеллектуального развития, но которые гениями отнюдь не являются [см.: 7]. Дело здесь, по-видимому, состоит не в преобладании интеллекта как такового, а в особости гениального ума.

Мы выделяем три типа ума: ум утилитарно-практический, ум позитивно-изобретательный, ум созидательно-творческий, соответствующие трём типам человеческих дарований – прилежанию, таланту и гению, определённых ещё И. Кантом (1798) [3].

Ум утилитарно-практический позволяет его носителю приспосабливаться к окружающим вещам и явлениям для удовлетворения собственных актуальных потребностей. Такой ум направлен на решение достаточно простых и стандартных задач, обеспечивающих существование человека в природной и социальной среде. С решением таких задач, как правило, справляется любой человек. Главная особенность этого типа ума – репродуктивность.

Ум позитивно-изобретательный позволяет его носителю приспосабливать вещи и явления для удовлетворения как собственных потребностей, так и тех же потребностей множества других людей. Такой ум позволяет его носителю ставить и реализовывать цели, достаточно широко развёрнутые в жизненном пространстве и во времени. В отличие от первого типа, позитивно-изобретательский ум способен к индуктивным и дедуктивным выводам высокого уровня, благодаря которым добываются истины позитивной науки и создаются продукты индустриально-технической цивилизации. Главная особенность этого типа ума – продуктивность, а высший уровень его развития мы находим у талантливых людей.

Оба названных типа ума сходны в своей направленности, исходящей из соображений пользы и выгоды, как в настоящем времени, так и в обозримом будущем.

Ум созидательно-творческий открывает в своих мыслеобразах смыслы и ценности, постигает иные духовные миры, создаёт универсалии духовной культуры. Направленность такого ума не исходит из соображений пользы и выгоды. Созидательно-творческий ум не может быть ни вульгарным, ни практичным, ни расчленяющим, это ум простой, наивный, синтетический. Это ум духовно-деятельный – художественный, поэтический, созерцательный, созидающий, отражающий не только первоосновы бытия, но и умеющий прозревать в самом видимом невидимое высшее духовное начало. Продукты созидательно-творческого ума хотят найти свою завершённость в благом, возвышенном, прекрасном, т.е в том, что мы называем совершенством. Такой тип ума – это ум гениального человека с атрибутами парадоксальности, вневременности, универсальности [15, 17].

Разработанная нами ранее [17, с. 44-45], концептуальная модель соотношения человеческих дарований, типов ума и уровней творческой деятельности человека представлена ниже в табл. 1.

 

Таблица 1. Концептуальная модель человеческих дарований, типов ума и уровней творческой деятельности человека

 

Три ипостаси человеческой природы

Три вида человеческих дарований

Три типа человеческого ума

Три уровня творческой деятельности человека

Духовное (дух)

Гений

Ум созидательно-творческий

Духовное творчество

Психическое (душа)

Талант

Ум позитивно-изобретательный

Изобретательство

Телесное (плоть)

Прилежание

Ум утилитарно-практический

Рациональный практицизм

 

Если утилитарно-практический ум обыкновенного человека опирается на мнения, стереотипы, догматы, суеверия, а ум таланта на обобщения эмпирического опыта, добытые в естественных жизненных экспериментах и в позитивной науке, то ум гения опирается на ценности, идеалы, принципы.  Более того, он сам создаёт ценности, формирует культ идеалов, выявляет первоосновы бытия и сознания. Причём, не занимаясь всем этим непосредственно, даже зачастую не размышляя именно в этом контексте, гений создаёт исключительно такие продукты духа, которые становятся достоянием всех других людей. Если первые два типа ума в совершенстве обеспечивают актуальное бытие природно-социального индивида, то созидательно-творческий ум, направленный на постижение идей и сущности вещей, обеспечивает духовную жизнь личности в её высочайших проявлениях, недоступных первым двум типам ума.

IV

 

Исследование и познание гения есть попытка взглянуть на вечные вопросы глазами гениальных людей, которые вскрывают «невидимое» посредством «проявляющего сияния». Гений всегда философ, но далеко не каждый философ – гений. Гений всегда писатель, но редко какой писатель обладает действительно писательским даром. Гений всегда учитель, но среди множества профессиональных учителей до обидного мало тех, кто обладает действительным талантом педагога. Гений всегда художник, но далеко не каждого живописца можно назвать гением. Гений всегда поэт, хотя большинство профессиональных сложителей стихов не поднимаются выше сочинения достаточно банальных текстов в стихотворной форме, основанной на использовании рифмы. Гений всегда прекрасен умом и духом, даже если он внешне уродлив, обладает скверным характером или имеет иные издержки, которые для обывателя могут представляться недостатками.

Личность гения, также как и у любого другого человека, далеко неоднозначна и в частной жизни они могут проявлять поведение, которое не одобряется и даже отвергается не только обществом, но и близкими людьми. Однако, это последнее не имеет никакого отношения к гениальности. Вспомним, что по этому поводу писал А. С. Пушкин: «Толпа жадно читает исповеди, записки ets., потому что в подлости своей радуется унижению высокого, слабости могущего. При открытии всякой мерзости она в восхищении. Он мал как мы, он мерзок, как мы! Врёте, подлецы: он мал и мерзок – не так как вы, – иначе» (Из «Писем» А. С. Пушкина). В исследовании гениальности мы опираемся на следующее положение Платона: «И если кто желает отыскать причину, по которой что либо рождается, гибнет, или существует, ему следует выяснить, как лучше всего этой вещи существовать, действовать или самой испытывать какое либо воздействие. Исходя из этого рассуждения, человеку не нужно исследовать ни в себе, ни в окружающем ничего иного, кроме самого лучшего и самого совершенного» [8, с. 687]. Исходя из представленных здесь положений, в наших исследованиях, при разработке проблемы гениальности и реконструкции образа личности гения,  мы опираемся на принцип отражения совершенства.

Онтологическая сущность человека в её духовной эманации выражается в универсальных идеях любви, истины, красоты, которые абсолютно определяют творческую жизнь гениального человека в триединстве её составляющих. При этом гениальные люди творят ценности и определяют смыслы духовной культуры человека. Этим последним и определяется личностный смысл (ЛИК) творческой жизни гения  (см. табл. 2, столб. 1). Поскольку гениальность есть вершинное состояние человеческого духа в высших эманациях ума, сознания и творческости, постольку на своём творческом пути гений находится в вечном поиске благого, возвышенного и прекрасного (табл. 2, столб. 2), что, в свою очередь, запечатлевается в его творческом наследии – в мыслеобразах, идеях, открытиях и трудах гениального человека. При этом, в своей творческой деятельности гений выступает как художник, мыслитель и творец в одном лице (табл. 2, столб. 3). В своем универсально-целостном творческом акте гениальный человек раскрывается как художник, как мыслитель, как творец; а в настоящем смыслесвоего бытия человеческий гений выступает как носитель идеала истины, как проводник идеала любви и как хранитель идеала красоты.

Таблица 2. Концептуальная модель гениальности в творческой жизни человека

Универсальные идеи,

определяющие смысл

творческой жизни гения

Творческие устремления гениального человека

Образ личности гения – гений, как творческий деятель

Любовь

Благое

Творец

Истина

Возвышенное

Мыслитель

Красота

Прекрасное

Художник

 

Гений как творец обнаруживает новые вещи, о которых ещё никто не знает и присваивает им имена, и тогда все мы узнаем о существовании вещей, обнаруженных гением. Гений созидает новые ценности, которые со временем приобретают силу идеалов. Гений как художник предстает перед нами как выразитель прекрасного, поскольку он, во-первых, имеет особое уникальное, присущее только ему видение мира (чувствование прекрасного); во-вторых, он умеет находить и использовать разнообразные выразительные средства – цвет, звук, форму и слово для передачи этого своего видения другим людям, и таким образом, выразить свое понимание мира и бытия в художественной форме. Гений как мыслитель предстает перед нами как разведчик истины, той истины, которая не видна ещё всем остальным, но уже стала известной гению [подр. см.: 13, 16]. Следовательно, гений – это высший творческий и мыслительный человеческий тип.

В гениальности преодолевается дуальность божественного и человеческого, духовного и телесного, сознательного и бессознательного, разумного и интуитивного, умопостигаемого и веропринимаемого. В свою очередь,  гениальный человек (Homo genius), раскрывается в творческом акте как открыватель смыслов и  универсальных идей, как возделыватель духовных ценностей и созерцатель чтойности вещей, как настоящий созидатель духовной культуры.

Гений творит или утверждает такие духовные ценности, которые с течением времени приобретают силу идеалов и тем самым в полной мере реализуют смысл человеческого бытия. Таким образом, в личности гения мы имеем выражение идеала человекасущности человека и смысла человеческого бытия. Если гениальность — есть феномен, определяющий сущность человека и смысл его бытия, то, не ответив на вопрос: «что есть сущность гениальности?», мы не сможем дать ответ и на вопрос: «что есть человек?»Особость природы человека в её отличии от всех иных живых существ заключается отнюдь не в разуме в его исключительной изолированности, а определяется человеческим гением, бытие которого являет себя в эманациях ума, сознания и творческости человека в их неразрывной целостности. Причём, предельные проявления ума, сознания, творческости человека находят свою завершённость в личности гениального человека. Следовательно, настоящая сущность человека, отличающая его от всех иных живых существ — это его, человека, дух (гений).

Человеческий гений и есть то «самое само», с чего начинается человек, запускается человеческая история, разворачивается становление духовной культуры [подр. см.: 17, 19]. Появление гения не является продуктом определённой эпохи. Наоборот, именно гений определяет не только направленность и характер, но значение в истории человечества той эпохи, которая отмечена печатью его творчества. Гений создаёт «метафизическую мудрость», творит новые духовные ценности, которые со временем приобретают силу идеалов, формируя тем самым ценности духовной культуры, оставаясь при этом мало причастным к формированию достижений индустриально-промышленной цивилизации. Гениальность, как главный источник и питательная среда духовной культуры во всех её известных формах (религия, искусство, философия, наука, образование), есть одновременно и порождение духовной культуры. Последнее приводит к тому, что на исторических этапах упадка человеческой культуры проявление гениальности становится предельно редким явлением, и, наоборот, в эпохи подъёма духовной культуры социально-культурная среда более благоприятна для гениальных людей. Следовательно, гений есть одновременно и творец и творение духовной культуры, гений есть движитель, культиватор и охранитель культурного, духовного и нравственного наследия, а гениальность, в свою очередь, есть системный фактор целостности и нерушимости человеческого общества.

 

V

 

На основании разработки проблемы гениальности и многолетних исследований человеческого гения [13-19] нами была разработана концептуальная идейно-смысловая и содержательно-личностная модель гениальности, представленная ниже в виде таблицы (табл. 3).

Большинство живущих на земле людей, даже декларативно признавая значимость идеалов благого, возвышенного и прекрасного, вместе с тем, погружаются в жизненный цикл конкурентной борьбы за экономическое процветание, материальное благополучие, карьерный рост и прочие «блага цивилизации». Тем самым человек ограничивает возможность своих дарований лишь развитием прилежания, сужает узкой специализацией возможности своего ума, не поднимается в своих творческих исканиях выше уровня рационального практицизма и тем самым угнетает свою изначально потенцированную гениальность.

 

Таблица 3. ЛИК гения: концептуальная идейно-смысловая и содержательно-личностная модель гениальности

 

 Универсальные идеи

 Идеал

совершенства

 Образ личности гения

 Бытие гения

на  творческом

пути

Содержание

творческой

деятельность

гения

Любовь

Благое

Творец

Первопроходец-

созидатель

Отражение идеи

благого

Истина

Возвышенно

Мыслитель

 

Первооткрыватель-

исследователь

Отражение идеи

возвышенного

Красота

Прекрасное

Художник

Первовидец-созерцатель

Отражение идеи

прекрасного

 

Напротив, творческая жизнь гения – это предельно осознанное бытие, а его творческий путь – это непрерывное и непрекращающееся духовное становление. Творческая жизнь гения во всей своей полноте (триединстве) творческого пути, творческой деятельности и творческого наследия формирует духовную культуру человека, сердцевиной которой выступают две универсальные триады: любовь + истина + красота; и, благое + возвышенное + прекрасное (табл. 3). В итоге, эта универсальность вырывает творческую жизнь гения из того временнóго потока, в котором пребывают его современники и гениальный человек совершает деяния, которые мы определяем как духовное творчество.

Таким образом, мы подошли к разработке идеально-смыслового критерия гениальности, такого критерия, который позволяет  определённо и однозначно идентифицировать проявленную гениальность конкретной личности.

Итак, идеально-смысловой критерий гениальности формулируется следующим образом. Если человек являет собой личностное триединство человечности, творческости и созидательно-творческого ума; если творческий путь человека представляет собой поиск благого, возвышенного и прекрасного, переживаемых им как трансцендентные реальности; если в своей творческой деятельности этот человек выступает как духовный созидатель (творец), как разведчик истины (мыслитель) и как выразитель красоты (художник) в одном лице, а его творческое наследие отмечено идеалом совершенства, выраженном в универсальных идеях любви, истины и красоты, то такой и только такой человек может носить имя Гения. Напротив, если в личности человека не проявляются системные факторы человечности, творческости и созидательно-творческого ума; если творческие устремления человека не соответствуют показателям благого, возвышенного и прекрасного; если в своей творческой деятельности человек не выступает одновременно как художник, мыслитель и творец, а результаты его трудов не отмечены идеалом совершенства, то такой человек не может называться гением, даже если его достижения в какой-либо сфере деятельности могут признаваться как выдающиеся.

В более краткой формулировке идеально-смысловой критерий гениальности будет иметь следующую интерпретацию: гениальным человеком (гением, гениальной личностью) мы называем такого человека, чья творческая жизнь в триединстве её составляющих (творческий путь, творческая деятельность, творческое наследие) есть постоянный поиск и путь к совершенству в универсальных идеях благого, возвышенного, прекрасного и утверждение такового совершенства в продуктах личного творчества. 

В свою очередь, сущность гениальности заключается в реализации личностного творческого дара и трансцендентно заданного назначения человека, а в личности гения мы имеем выражение идеала человека, собственно сущности человека и смысла человеческого бытия. В идеале, любой человек в своём духовном становлении (если оно не прекращается в пределах отмеренного ему времени) стремится к гениальности, которая, по сути, тождественна человечности. Обнаружение, осознание и принятие человеком творческого дара и своего назначения и есть собственно проявление, эманация гениальности. Гениальность – это постижение и достижение смысла бытия личности, а гениальный человек (гений) – это человек в полной мере реализующий смысл человеческого бытия.

 

Выводы

 

  1. Фундаментальность проблемы гениальности, содержательная сложность этого явления, роль гениальности в становлении и развитии духовной культуры человека, её смысл и значение в понимании природы человека и духовных начал его бытия, парадоксальность явления гениальности, возникновение всё новых и новых вопросов в ходе исследования этого «загадочного феномена», ясно показывает невозможность разрешения проблемы гениальности в рамках узко специализированного подхода и заставляет исследователя взглянуть на эту проблему интегрально, используя для этого концептуально-понятийный аппарат и инструментарий следующих подходов: 1) философско-антропологический подход, который позволяет разрабатывать проблему гениальности в контексте фундаментальных вопросов постижения природы человека и смысла его бытия; 2) культурно-исторический подход, который позволяет ответить на вопросы о начале гения в человеческой истории, о месте и роли гениальности в развитии духовной культуры человека, как в исторической ретроспективе, так и исторической перспективе; 3) психолого-феноменологический подход, который позволяет раскрыть и представить образ личности гения на деятельностно-смысловом, личностно-типологическом и содержательно-феноменологическом уровнях.
  2. Развёрнутое понятие гениальности. Гениальность понимается, во-первых, как особый вид сущего, определяющего содержание духовной жизни личности; во-вторых, как вершинное состояние человеческого духа, в-третьих, как ключевой фактор, определяющий начало человеческой истории и становление духовной культуры человека, в-четвёртых, как принцип, определяющий саму сущность человека и его природу, и, в-пятых, как творческое многообразие смысла бытия личности. В свою очередь, гениальность есть особое, в своей функциональности ни с чем несравнимое, само-по-себе существующее, само-по-себе проявляющееся системно-целостное свойство-состояние ума, сознания и творческих сил (творческости) человека.
  3. Творческая деятельность гениального человекасвязана с тем, что он: продуцирует, воспроизводит и разрабатывает универсальные творческие идеи ещё не известные человечеству, но имеющие значение для будущего и которые впоследствии становятся важнейшими составляющими духовной культуры; устанавливает новые, ещё не известные человечеству связи между явлениями и открывает новые, ещё не известные людям законы; осмысливает, продумывает и производит нечто такое, что ещё не имеет аналогов в истории всечеловеческой духовной культуры или качественным образом отличается от всех уже существующих образцов, а это нечто, в свою очередь, становится основой для создания многочисленных копий и аналогов, а также служит источником для многих усовершенствований и модификаций; направляет свои творческие усилия не на переделку мира, как это делают социальные, экономические и иные реформаторы, а на создание новых духовных миров и способствует духовному преображению других людей. И ещё одно. Мы видим вещь в её целостности лишь потому, что эта вещь имеет своё имя. Гений обнаруживает новые вещи, о которых ещё никто не знает, и присваивает им имена, и только тогда мы узнаём о существовании этих вещей.
  4. Творческая жизнь генияво всей своей полноте (триединстве) творческого пути, творческой деятельности и творческого наследия гения формирует духовную культуру человека, сердцевиной которой выступают три универсальные триады: 1) любовь, истина, красота; 2) благое, возвышенное, прекрасное; и 3)человечность, творческость, созидательно-творческий ум.
  5. Идеально-смысловой критерий гениальности. Если какой либо человек являет собой личностное триединство человечности, творческости и созидательно-творческого ума; если при этом его творческий путь представляет собой поиск благого, возвышенного и прекрасного; если в своей творческой деятельности этот человек выступает как духовный созидатель (творец), как разведчик истины (мыслитель) и как выразитель красоты (художник) в одном лице, а его творческое наследие отмечено идеалом совершенства, выраженном в универсальных идеях любви, истины и красоты, то такой и только такой человек может носить имя Гения.

Список литературы

 

  1. Анастази А. Дифференциальная психология. Индивидуальные и групповые различия в поведении. – М.: Апрель Пресс, Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. 752 с.
  2. Виндельбанд В. Прелюдии. – М.: «Гиперборея», «Кучково поле», 2007. 400с.
  3. Кант И. Антропология с прагматической точки зрения // Критика чистого разума. – М.: Эксмо; СПб.: Мидгард, 2007. С. 899–1070.
  4. Карлейль Т. Герои, почитание героев и героические истории / Томас Карлейль. – М.: Эксмо, 2008. – 864 с.
  5. Ницше Ф. По ту сторону добра и зла: Сочинения. – М.: Эксмо; Харьков: Фолио, 2008. – 848 с.
  6. Олдос Хаксли. Вечная философия. – М.: Профит Стайл, Серебряные нити, 2010. – 384 с.
  7. Основные современные концепции творчества и одарённости. – М.: М. гвардия, 1997.
  8. Платон. Диалоги. Книга первая. – М.: Эксмо, 2008. – 1232 с.
  9. Стендаль. Собрание сочинений в 15-ти томах. – М.: Библиотека «ОГОНЁК» Издательство «ПРАВДА», 1959. Т.7.
  10. Теплов Н. В. Что такое культура и что такое гениальность с точки зрения культуры (Доклад, читанный на заседании Исторического общества 24 марта 1902 г.). – М.: Издание Исторического общества при Императорском Московском университете, 1902. – 50 с.
  11. Трубецкой С. Н. Учение о Логосе и его истории // Трубецкой С. Н. Сочинения. – М.: Мысль, 1994. – С. 43-480.
  12. Франкл В. Человек в поисках смысла. – М.: Прогресс, 1990. 368 с.
  13. Чернов С. В. Гений как художник, как мыслитель, как творец // Психология и психотехника. 2011. № 1. С. 34–44.
  14. Чернов С. В. Диалектика и феноменология человеческого гения // Научные Труды Института духовной культуры и свободного творчества. 2011. № 1. С. 99-142.
  15. Чернов С. В. Идеи к разработке проблемы гениальности. Монография // Научные труды Института Непрерывного Профессионального Образования. № 7. Монографические исследования. – М.: Издательство Института Непрерывного Профессионального Образования, 2016. – С. 7-96.
  16. Чернов С. В. Книга о гениальности. Т.1: Человеческий гений: Природа. Сущность. Становление. Воронеж-М.: АНО «Институт духовной культуры и свободного творчества», 2010.
  17. Чернов С. В. Новый взгляд на природу гениальности // Психология и Психотехника. 2015. № 2. С. 159-174.DOI: 10.7256/2070-8955.2015.2.14131.
  18. Чернов С. В. О творческом назначении человека // Философия и культура. 2011. № 1. С. 41-49.
  19. Чернов С. В. Проблема гениальности в контексте философской антропологии // Философия и культура, 2013. № 12. С. 1757–1769. DOI: 10.7256/1999-2793.2013.12.9382.
  20. Шопенгауэр А. Собрание сочинений: В 6 т. Т. 2: Мир как воля и представление. М.: ТЕРРА–Книжный клуб; Республика, 2001.

[1] Базисными характеристиками категории «народ» являются: общий язык, общая культура, общая история.

[2] Карлейль Т. Герои, почитание героев и героические истории.

[3] Ницше Ф. По ту сторону добра и зла.

[4] Анастази А. Дифференциальная психология.

[5] Чернов С.В. Идеи к разработке проблемы гениальности. С.18.

Источник: Чернов С.В. Идеально-смысловой критерий гениальности // Философская школа. 2017, №1.  С.32-43.